Вредная Надя

– Злая ж ты, Надька, – произнесла Антонин-пална, глядя куда-то в сторону. То ли зубов у нее не хватало, то ли что, но «з» не вышло, получилось «жлая», и Надежда ухмыльнулась

«Дети – они хорошие»

– Я никогда не женюсь, – заявил он матери, глядя в сторону.

Как бездомная спасла мужчину

Меня, порой, удивляет, как Господу удается все устроить ко всеобщему благу. Казалось бы, совершенно глупая какая-нибудь ситуация. А раз – и все поворачивается в совершенно неожиданное русло. И та глупость оказывается шагом в Божием замысле.

Приходинки. Великим постом

Где пост — там и искушение, не дремлет лукавый. Чуть дай слабинку.

Старая память

«Так-то лучше», — думала Валька, шагая по вытоптанной земле вдоль шоссе. Взгляды, которые бросал на нее водитель, не нравились Вальке с самого начала, и инстинкт самосохранения боролся в ней... с самим собой, наверное: выйти в людном месте, а не на полпути к населенному пункту тоже было важно. Останься среди дороги — подъедет кто-то другой и взглядами может не ограничиться.

«Я рожаю полноценных детей, а не бесполезных инвалидов!»

Елена Кучеренко Письмо одной женщины маме особого ребенка Недавно я сильно удивилась... Нет, не тому, что происходит и о чем все говорят и переживают. Всем нам в один миг вдруг стало понятно, насколько этот мир хрупок.  Мы все вдруг увидели, как слаб и беззащитен простой человек. Понесло его куда-то ураганом событий, и нельзя остановиться, не за что ухватиться. Хотя нет, почему не за что… За Бога! Только Он все может, всё в Его власти. И вот среди «обломков» прошлой жизни, когда всех пугает  только одно, я с удивлением узнала, что кого-то еще волнует и раздражает наличие в этом хаосе моей дочери Маши с синдромом Дауна.  Знаете, для меня это даже стало чем-то жизнеутверждающим. Как в старые добрые времена… Когда рассуждали  мы об инклюзии, толерантности, о том, стоит ли таким детям играть с обычными... Полноценные они или нет… Господи, мне бы сейчас те проблемы…  И даже вздохнулось легче. Оказывается, можно еще поспорить  на другую тему… Не на ту единственную… Жизнь-то продолжается.  *** --- С удивлением читала я слова, которые писала мне эта совершенно незнакомая женщина. Процитирую: «Почему вы уверены, что весь мир должен любить вашу дочь с синдромом Дауна?.. Я запрещаю своим детям подходить к даунам, дцпешникам, аутистам. Они уже пострадали от этих неадекватов… Почему можно не любить кошек, Бузову, зеленый чай, но обязательно любить всех ментальных инвалидов? Одна их внешность уже отталкивает... Природа специально уродует их лица, чтобы исключить возможность продолжения дефективного рода... Почему вашу больную дочь должны принимать посторонние люди?.. Мне очень радостно оттого, что я не повешу инвалидов на своих детей. И  рожаю полноценных людей, а не бесполезных инвалидов... Мне искренне жаль ту вашу дочь, которая угробит свою жизнь, ухаживая за дебилкой. Она ни карьеры не построит, ни семью не заведет, а будет проклинать вас за тупой поступок: на старости лет родить инвалида... Вы – паразит, живущий на детские пособия...» Я читала все это и даже дышалось легче. Мир на грани коллапса, а у этой милой женщины нет других проблем, кроме моей семьи. Удивительная сила духа!  *** Много чего мне хотелось написать ей в ответ. Рассказать истории, которые я знаю. Как, например, давно, еще до Маши, была у нас в храме одна пожилая прихожанка. Мы с ней не ладили. Она обвиняла меня в либерализме, я ее – в замшелом консерватизме. В общем, извечный  и такой сейчас мелкий спор. Но главным было даже не это. Главным и очень странным для меня было то, что она, считая себя до мозга костей христианкой, называла всех без исключения инвалидов испорченным генофондом. И никакие мои рассуждения о том, что любую жизнь дает Господь, и только Он всё знает и у Него ошибок не бывает, на нее не действовали. Еще больше злили. – Их нужно прятать! – доказывала она... Потом эта женщина ушла в другой храм. И я очень радовалась, что когда у меня родилась Маша, ее уже не было рядом. Представляю, что она сказала бы мне… Она и сказала... Где-то через год, после появления на свет моей особой дочки. Когда опять неожиданно пришла. Только сказала, совсем не то, чего я боялась. – Лена! Прости ты меня!  Она читала мои статьи о Маше и все знала.  За время, пока мы не виделись, у неё родился внук. Особый  внук! – Лежачий он, Лена, понимаешь! И никогда не встанет!  Рассказывала она мне, как тяжело принимала, как проживала, как рвалась душа в клочья. Как увидела совершенно другой мир и как любит этого больного малыша. Как никогда никого не любила...  Как каялась на исповеди – впервые по-настоящему, все нутро из себя выворачивала. И, как, наконец, поверила Богу. Отдала себя, внука и родных в Его руки.  Я тогда смотрела на нее и видела чудо. Нет, я не думала о наказании за прошлые ее слова. Разве может быть ребенок наказанием? Это дар Божий! Я видела чудо рождения нового человека. Новой души – христианской! И радостно было, и больно. Что пришлось ей самой родиться во Христе через страдания.  И когда я читала те слова незнакомой дамы, мне очень хотелось ей пожелать, чтобы она что-то поняла без таких вот уроков. Сейчас, пока все хорошо... И пусть у нее и дальше все будет хорошо.  Но я не стала, она не услышала бы меня… *** Я хотела ей рассказать о десятках писем, которые я получаю.  --- Однажды мне написала врач-гинеколог, которая много лет из самых лучших побуждений отправляла на аборт женщин с риском рождения ребенка с синдромом Дауна. Она не была каким-то злостным человеконенавистником или фашистом. Она была просто медиком, которого так учили: «Показание к прерыванию беременности». И искренне считала, что лучше так, чем похоронить себя заживо с ребенком-инвалидом. А потом у ее сестры родился такой сын. Эта врач сама вела ту беременность и сама пропустила синдром у плода. Но как можно было не пропустить, если ни один анализ и ни одно обследование ничего не показали!  – Господь спрятал от нас этого ребенка, чтобы он жил, – писала мне та врач. Она обожает своего племянника с синдромом Дауна. Стала даже его крестный. Много исповедовалась местному священнику в тех абортах, на которые толкала женщин. И сейчас, когда у кого-то из ее пациенток обследования показывают, что, возможно, будет особый малыш, она просто рассказывает им о своем любимом крестнике… И иногда это даже меняет судьбы... Но и это я не стала говорить  той женщине. Ведь где-то в сообщениях она дальше писала: «Аборт – это логичный шаг! Не нужно плодить больных и убогих»... Что ей можно сейчас объяснить?.. Не стала я ей рассказывать и о письме, которое пришло как-то вечером или ночью, уже не помню. Женщина писала, что когда-то давно, при риске рождения ребенка с синдромом Дауна, сделала аборт. Ей было страшно, давил муж, давили родные. И она сломалась. Прошло время. Она снова забеременела и родила здорового ребенка. Так она думала. А потом оказалось, что у него тяжелое психиатрическое заболевание.  – Я читаю ваши статьи о Маше… Вот она пошла в воскресную школу… Вот – в детский сад… И понимаю, что мой ребенок никогда туда не пойдет… А тот, кого мы убили, мог бы…. Я каюсь, но боль не проходит.  И как мне хотелось обнять эту женщину, написавшую такие страшные и такие правдивые слова. Я понимаю боль, страх и ужас при известии, что у твоего малыша синдром Дауна. Сама всё это проходила. И так важно, чтобы рядом в этот момент были люди, которые могут поддержать. Мне повезло. Ей – нет! Но через боль и страшные ошибки рождается живая душа!  *** Я хотела рассказать ей о счастливых семьях, где растут такие дети.  – Я никого, наверное, ещё так не любила, как моего сына, – рассказывала мне мама мальчика с СД… – Моя дочь – это моя гордость! – писала мама такой девочки.  – Ой, да наша жизнь с его появлением стала только лучше, – делилась бабушка внука с синдромом... Хотела, но не стала... «Не забудьте поплакать, как тяжело живется многодетной яжмамке инвалида», – бомбила она меня сообщениями. Зачем ей что-то объяснять? Она все равно не поймет, что мы, родители таких детей, не воем в подушку ночами и не считаем, что наша жизнь закончилась. Мы просто живем. И я, честно говоря, не очень поняла, почему мы должны плакаться, если у нас все хорошо. Наших особых детей обожают братья и сестры друзья и знакомые,  и в них души не чают наши мужья... И мы тоже… Ну, да ладно… В общем, ничего я ей не написала в ответ. Только предложила известный и очень действенный напиток. «Коктейль невротика» называется. Боярышник + пустырник + валерьяна. Можно еще добавить несколько капель корвалола. Очень помогает при неврозах навязчивых состояний. Но она не оценила мой порыв… Но в какой-то момент мне все же стало интересно – а кто эта женщина. Я набрала ее имя в поисковике. И тут появляется чей-то ЖЖ, и автор делится своим недоумением. Мол, та самая женщина, которая писала мне, отметилась и у нее мессенджем: «Искренне надеюсь, что Ваш сын не унаследует гены своего инфантильного отца и станет разумным, психически нормальным и взрослым (к 25 годам) человеком... А я сама красивей вас в 100000 крат…» Тут мне вспомнился текст, автором которого является, если не ошибаюсь, Ефим Шифрин: «У меня есть знакомый, он работает в психиатрической клинике. И он однажды меня спросил: «Как вы думаете, чем занимаются мои больные во время, свободное от процедур, от мероприятий лечебных? Они сидят в Интернете! Так что знайте, что всегда часть ваших корреспондентов, это мои пациенты. И не реагируйте так болезненно. У них есть диагнозы, есть курс лечения, они тоже часть вашей аудитории».  И я понял: ничего страшного. Почему гипертоник тебе может писать, а человек с ментальным расстройством не может?  Она может называться «Света Светлая», а на самом деле ей только что сделали укол. Ну почему она тебе не может написать в свободное время? А мы-то, дураки, заводимся, начинаем ей отвечать. А она хлопает дверью на вашей странице «я была о вас лучшего мнения», и пошла на следующую процедуру ...»… ... Да! «Боярышник + пустырник + валерьяна»… Это единственное, что стоит писать в ответ на такие сообщения. Тем более, что лично я, за четыре с лишним года Машиной жизни столкнулась с таким впервые… Как-то мне везет на людей. Да и сейчас повезло. Хоть ненадолго отвлечься от мирового хаоса.    Помочь интернет-журналу «Прихожанин» РУКА ДАЮЩЕГО НЕ ОСКУДЕВАЕТ!  

Ласка

Отец уехал в командировку – значит, Сережа за старшего в доме. Так, по крайней мере, считал сам Сережа, самостоятельный парень девяти лет от роду из квартиры 57 пятиэтажного дома на перекрестке.

Приходинки. Февраль 2022

Новые прихожане – народ занятный. Они, в основном, молоденькие и средних лет дамочки, для которых храм вроде музея. Или им какой-нибудь застарелый грешок покоя не дает и, по бабкиному совету, есть желание от него избавиться.

Евангелие пишется сегодня

Кто-то, наверное, думает, что евангельские события – это что-то такое, что было когда-то давно. Ну было, и было. И быльем поросло. Или вообще – не было. Это неверующие. А мы живем себе спокойно своей церковной жизнью (или нецерковной) в нашей современности. Писание – отдельно, мы – отдельно. Почитываем иногда, конечно. Но не более...