Лица войны

Там, «за ленточкой», кого только сейчас не встретишь, – говорил мне недавно Михаил – тот наш друг, который ездит с гуманитарной помощью в ЛНР, в госпитали и на передовую. – Там военные, врачи, герои, лучшие люди страны…

К послушанию нужно относиться как к молитве

Вступительное слово епископа Солнечногорского Алексия, наместника Данилова ставропигиального мужского монастыря Москвы перед началом работы секции «“Уклонись от зла и сотвори благо”.

«Из-под огня вытащили, жизнями рисковали!» История об обыкновенном подвиге

Войну романтизировать нельзя. Независимо от целей, причин или степени ее неизбежности. Война – это всегда страх, боль, смерть... Она калечит души, ее последствия надолго остаются в них кровавыми ранами. Еще долго те, кто вернулись, вскрикивают по ночам и не могут «встроиться» в нормальную жизнь.

«Нулевой пациент»: между ложью и будущим

Трудно сказать, как воспринимался бы этот фильм, выйдя он раньше, чем в России началась эпидемия ковида. Может быть, он повторил бы судьбу «Заражения» Стивена Содерберга, не слишком любезно принятого публикой и кинокритиками в 2011 году.

Вредная Надя

– Злая ж ты, Надька, – произнесла Антонин-пална, глядя куда-то в сторону. То ли зубов у нее не хватало, то ли что, но «з» не вышло, получилось «жлая», и Надежда ухмыльнулась

«Свою жизнь живи!» Четыре истории о зависти

– Никогда не завидуйте, – часто говорит отец Евгений, знакомый  и очень любимый мной батюшка. – Вы просто не знаете, чему завидуете. Не знаете, что сокрыто за этим видимым благополучием. И даже если у человека все хорошо, не дай Бог вам  прочувствовать, какой ценой иногда далось ему это счастье.

Как Буля стал Мухтаром

Недавно у нас на деревенской улице произошел грандиозный скандал. Как раз напротив нашего дома, который мы когда-то приобрели из-за близости к Оптиной пустыни.

Нашёл

«Ну вот и все», – только и успел подумать он, прежде чем этот, с рыжим вихром, ударил его в лицо. И еще одно слово мелькнуло в голове: зачем? В смысле – зачем он к ним вообще поперся?

Это не книга. Это жизнь…

Если бы это была книга, я бы читала ее взахлеб. Но это жизнь. И сердце обливается кровью. Хочется зажмуриться, заснуть и проснуться в далеком прошлом, очень далеком, когда все еще было хорошо. И которого, как теперь кажется, и не было никогда.