Преподобный Амвросий Оптинский

Петр Селинов

10 июля Православная Церковь отмечает память преподобного Амвросия Оптинского. Великий священнослужитель Русской Православной Церкви, знаменитый старец, который, даже будучи немощен, поддерживал тысячи людей, стекавшихся к нему в Оптину пустынь: кого одаривал советом, кого наставлением, кого милостыней.

Достоевский, потрясенный общением со старцем Амвросием, описал его в образе старца Зосимы в своем романе «Братья Карамазовы». Толстой говорил о нем: «Совсем святой человек. Поговорил с ним, и как-то легко и отрадно стало у меня на душе. Вот когда с таким человеком говоришь, то чувствуешь близость Бога». А вот слова другого писателя – Евгения Погожева (Поселянина): «Меня поразила его святость и та непостижимая бездна любви, которые были в нем. И я, смотря на него, стал понимать, что значение старцев – благословлять и одобрять жизнь и посылаемые Богом радости, учить людей жить счастливо и помогать им нести выпадающие на их долю тягости, в чем бы они ни состояли». «Благодеяние от него льется духовное, да, наконец, и физическое. Все поднимаются духом, только взирая на него, – поражался и одновременно восхищался русский философ и публицист Василий Розанов. – Самые принципиальные люди посещали его, и никто не сказал ничего отрицательного. Золото прошло через огонь скептицизма и не потускнело».

 

Точная дата его рождения неизвестна: по одним источникам, 21 ноября, по другим, – 23. Известно только, что в 20-х числах ноября 1812 года, в те дни, когда Наполеон с остатками своей замерзшей, голодной и обескровленной армии с позором подходил к Березине, в селе Большая Липовица Тамбовской губернии в семье пономаря Михаила Федоровича Гренкова и жены его Марфы Николаевны родился мальчик, которого при Крещении нарекли Александром. Саша Гренков, будущий Оптинский старец, иеросхимонах Амвросий.

Все желающие могут легко найти его житие, очень подробное, невероятно познавательное и интересно написанное. И потому, вероятно, нет смысла пытаться его пересказывать. Остановимся лишь на нескольких моментах.

Известно, что разные способы выбирает Господь, когда хочет указать своим призванным чадам направление в их жизни и служении. В отношении старца Амвросия таким способом стала… болезнь. Как рассказывал впоследствии сам батюшка Амвросий, «раз я сделался сильно болен. Надежды на выздоровление было очень мало. Почти все отчаялись в моем выздоровлении; мало надеялся на него и сам я. Послали за духовником. Он долго не ехал. Я сказал: “Прощай, Божий свет!” И тут же дал обещание Господу, что если Он меня воздвигнет здравым от одра болезни, то я непременно пойду в монастырь».

И случилось чудо – Саша Гренков поправился. Правда, оправившись, он еще какое-то время колебался, все не мог решиться, как он сам говорил, «жался». Но когда все же собрался с духом, то прежде пошел к старцу Илариону, что проживал неподалеку, в той же Тамбовской епархии, в селе Троекурово. Пошел испросить совета, куда ему направить свои стопы ради служения Господу. «Иди в Оптину Пустынь – и будешь опытен», – так наставил юношу старец Иларион, определив тем самым Александру Гренкову его жизненный и духовный путь.

Первоначальный вид места захоронения трех старцев: (1) – часовня над могилой старца Макария; (2) – часовня над могилой старца Амвросия; (3) – могила старца Иосифа
Фото с сайта: brooklyn-church.org

В Оптиной Саша застал цвет монашества: игумен Моисей, старцы Лев и Макарий, иеросхимонах Антоний… Некоторое время Александр был келейником и чтецом старца Льва. Тот очень любил молодого послушника, нередко говаривал другим монахам: «Великий будет человек». А предчувствуя близкую смерть, старец Лев призвал к себе отца Макария и, говоря о послушнике Александре, сказал: «Вот человек больно ютится к нам, старцам. Я теперь уже очень слаб. Так вот я и передаю тебе его из полы в полу, владей им, как знаешь».

Так Александр стал келейником отца Макария, и общение с духоносным старцем невероятно сильно повлияло на духовный рост молодого послушника. Под его руководством Александр научился умной молитве. По благословению старца молодой послушник занялся переводом святоотеческих книг, в частности подготовил к печати «Лествицу» преподобного Иоанна, игумена Синайского.

29 ноября 1842 года в возрасте 30 лет Александр Гренков принял монашеский постриг и был наречен Амвросием в память святого Амвросия, епископа Медиоланского. Год спустя Амвросий стал иеродиаконом, а еще через два года, в 1845 году, был рукоположен в иеромонахи. Ну а после смерти старца Макария отец Амвросий принял на себя тяжелый труд старчества и стал единственным духовником для Оптинской братии и паломников.

 

…На протяжении всей жизни старца Амвросия не оставляли болезни. Словно Господь взамен телесной силы дал ему необыкновенную силу духовную и удивительную прозорливость. Впрочем, и в немощи старец не унывал, любил говаривать: «Монаху полезно болеть, и в болезни не надо лечиться, а только подлечиваться… Бог не требует от больного подвигов телесных, а только терпения со смирением и благодарения».

Очень скоро имя старца Амвросия стало известно по всей России. Тысячи людей, богатых и бедных, интеллигенция и простые крестьяне, приезжали к нему за помощью, советом или наставлением. Среди окормляемых им были знаменитые писатели, философы и общественные деятели того времени: Ф.М. Достоевский и Л.Н. Толстой, Н.В. Гоголь и В.С. Соловьев, К.Н. Леонтьев и М.Н. Погодин...

Всех, кто приезжал к нему, старец привечал с одинаковой любовью и благорасположением, но особо поддерживал больных, вдов и сирот. Никому он не отказывал в помощи: одним помогал деньгами, другим указывал путь, третьих пытался успокоить и утешить. На вопрос: «Как жить?», – который ему частенько задавали приезжавшие, батюшка по обыкновению отвечал в шутливом тоне: «Жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать и всем мое почтение». Вроде бы слова легкие, шутливые, но если вдуматься, понимаешь их христианскую истину.

Дар прозорливости, данный старцу Амвросию от Бога, позволял ему глубоко проникать в душу человека, читать в ней как в открытой книге и предвидеть события в его жизни. Вот лишь несколько хорошо известных случаев.

Однажды к старцу Амвросию приехали две сестры. Младшая была веселая, радостная, скоро собиралась замуж. Старшая, напротив, была характера тихого, задумчивого. Младшая приехала за благословением на брак, старшая – хотела испросить у старца разрешения на монашеский постриг. Посмотрел отец Амвросий на обеих сестер и вдруг протянул младшей четки, а старшей сказал: «Какой тебе монастырь! Замуж скоро выйдешь, да только не дома», – и назвал губернию, где сестры никогда не бывали.

 

В недоумении вернулись сестры домой, где младшая, без пяти минут невеста, узнала, что за время отъезда суженый изменил ей. И так ее это ошеломило, словно что-то в ней надломилось. Задумалась она о суетности мира, потом мысли ее обратились к Богу, и вскоре младшая сестра стала монахиней. А старшая получила из дальней губернии, как раз о которой отец Амвросий говорил, письмо от дальней родственницы. Та звала ее приехать погостить. А заодно посмотреть, как живут местные монахини, на себя примерить. Старшая сестра поехала, а там, в гостях у тетки, познакомилась с мужчиной, очень подходившем ей по характеру, – и скоро вышла за него замуж. Как старец Амвросий и предсказывал.

А вот и другой случай – о жителе города Козельска, которого звали Капитоном. Был у него единственный и любимый сын. Решил Капитон определить сына в дело и привел к старцу, чтобы испросить благословение. Само намерение старец одобрил, но посоветовал отправить сына в Курск. Тут-то Капитон и стал с отцом Амвросием спорить, говоря: «Нет у меня в Курске знакомых, зато есть хорошие знакомые в Москве. Благословите, батюшка, отправить в Москву. Там все хорошо устроится». На что старец Амвросий полушутя Капитону и говорит: «Москва бьет с носка и колотит досками. Пусть лучше в Курск едет». Но Капитон старца не послушал и все же отправил сына в Москву, где тот через знакомых поступил на хорошее место. А там как раз у хозяина строилось новое здание, и на юношу свалились доски, которые раздробили ему обе ноги. Сообщили Капитону, тот в слезах прибежал к старцу Амвросию, покаялся, что не послушал его совета. Да уж дело было не поправить. Сын его так и остался на всю жизнь калекой.

Есть в житии старца Амвросия и рассказ об одной московской учительнице. Когда однажды ее сын заболел брюшным тифом, она поспешила в Оптину пустынь и умоляла отца Амвросия помолиться о ее сыне. «Хорошо! – ответил старец. – Только давай помолимся вместе». Оба опустились на колени и стали горячо молиться. А когда через несколько дней учительница вернулась в Москву, сын встретил ее уже совсем здоровый. На этом история не заканчивается. Летом 1882 года эта учительница уже вместе с сыном приехала в Оптину пустынь пожить, помолиться… И прожила там дольше, чем планировала. И приходит ей телеграмма от мужа. Тот беспокоится и просит ее скорее назад воротиться. Делать нечего, стала учительница в дорогу собираться. А перед отъездом пошла проститься с отцом Амвросием. Старец, который никогда никого не удерживал, ей и говорит: «Не благословляю я тебя ехать сегодня. Завтра праздник. Отстоишь позднюю обедню – тогда и езжай». Расстроенная, вернулась она в гостиницу, где ждал ее сын. Тот был тоже сильно недоволен батюшкиным решением. Но учительница привыкла во всем слушать старца и решила остаться. А на следующий день отец Амвросий ей говорит: «Теперь и поезжай с Богом!» И уже в Курске учительница с сыном узнали, что поезд, на котором они планировали ехать днем раньше, потерпел крушение. Случилась страшная Кукуевская катастрофа, в которой 42 человека погибли и 35 получили ранения.

И таких историй о прозорливости старца Амвросия известно немало.

 

… Свой день отец Амвросий всегда начинал в 4 утра. И заканчивал нередко за полночь. Молитвы, чтение акафистов, прием бесчисленных посетителей, писание писем… Все свои силы отец Амвросий отдавал служению Богу и помощи другим людям. Сам, живя в смирении, он очень высоко ценил смирение в других, терпеть не мог горделивых. «Лишь только смирится человек, как тотчас же смирение поставляет его в преддверии Царства Небесного, которое не в словах, а в силе: нужно меньше толковать, больше молчать, никого не осуждать, и всем мое почтение… Когда человек понуждает себя смиряться, то Господь утешает его внутренне, и это-то и есть та благодать, которую Бог дает смиренным», – говорил он.

В последние годы жизни старца Амвросия неподалеку от Оптиной пустыни, в деревне Шамордино, по его благословению была устроена женская Казанская пустынь, куда принимали неимущих и больных женщин. Там жило более 500 сестер, там же находился приют и школа для девочек, устроены были больница и богадельня. По велению Божиему именно в Шамордино и суждено было старцу Амвросию встретить час своей кончины. 1891 год стал последним годом в его земной жизни. Приехав по обыкновению в Шамордино на лето, старец трижды пытался вернуться в Оптину пустынь, но по причине сильного недомогания так и не смог двинуться в путь. Там же и скончался 10 октября в половине двенадцатого.

Погребен был старец Амвросий рядом с теми, кто наставлял его еще молодым послушником, – старцами Львом и Макарием. На его мраморном надгробии были выгравированы слова апостола Павла: «Для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых» (1Кор. 9, 22).

В ноябре 1987 года Оптина пустынь была возвращена Церкви, а в июне 1988 Поместным Собором Русской Православной Церкви схииеромонах Амвросий был причислен к лику святых. И 23 октября – день его кончины – стал днем его памяти. О чем мы и будем всегда с радостью помнить, обращаясь с молитвами к великому русскому православному святому – старцу Амвросию Оптинскому.


РУКА ДАЮЩЕГО НЕ ОСКУДЕВАЕТ!


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить