Вспоминая святителя Иоанна Тобольского: «Ничего в мире не происходит вопреки воле Божией»

Вот уже более 200 лет на необъятной территории Сибири славят и чтут имя святителя Иоанна, митрополита Тобольского и всея Сибири, чью память Русская Православная Церковь отмечает 23 июня.

Черниговская область Украины, город Нежин. Много в нем установлено самых разных памятников: писателям Николаю Гоголю и Тарасу Шевченко, певцу Марку Бернесу и мореплавателю Юрию Лисянскому, какому-то графу Безбородко, есть даже памятник нежинскому огурцу и танку Т-70. Вот только жаль, позабыли жители Нежина (а потому и не отметили ни памятником, ни даже бюстом), что в их городе 10 июня 1651 года родился будущий духовный писатель и миссионер святитель Иоанн (Максимович), митрополит Тобольский и всея Сибири.

Прижизненное изображение
митрополита Тобольского Иоанна

В миру его звали Иван Максимович (с ударением на «о»), хотя, строго говоря, должны были бы звать Иваном Максимовичем Васильковским. Ибо отец будущего святителя состоятельный и знатный польский шляхтич Максим Васильковский получил свою фамилию по имени города Василькова, откуда он был родом. Но так уж случилось, что всех его семерых сыновей звали по имени отца – Максимовичи.

Максим Васильковский был человеком благочестивым и глубоко верующим. После переезда семьи из Нежина в Киев он постоянно и много жертвовал на строительство и украшение храмов, а своих детей воспитывал в благочестии, православной вере и любви к Богу. И, хотя шестеро сыновей Максима Васильковского, братья будущего митрополита, выбрали путь служению Отечеству и вступили в казачье войско, старший сын Иван порадовал родителей, избрав служение Церкви.

Окончив с отличием Киево-Могилянскую академию, Иван Максимович на несколько лет остается в ней в качестве преподавателя латинского языка. Но в 1675 году в Киево-Печерской лавре он принимает монашеский постриг с именем Иоанн в честь святителя Иоанна Златоуста, а чуть позже архиепископ Черниговский Лазарь (Баранович) рукополагает его в сан иеромонаха.

Будущего святителя еще с юности отличали глубокие богословские познания и необыкновенный проповеднический дар. Благодаря этим талантам будущий святитель в течение пяти лет занимал должность лаврского проповедника. Более того, его специально включили в состав делегации украинского духовенства, которая была направлена в Москву к царю Феодору Алексеевичу просить государя оказать Украине военную помощь для защиты от вторжения турок-османов.

Царь благосклонно принял иеромонаха Иоанна, внимательно его выслушал и не только приказал направить войска на Украину, но, понимая, что существует прямая угроза жизни Киево-Печерским монахам, предоставил братии для временного убежища Свенский монастырь в окрестностях Брянска, поручив при этом иеромонаху Иоанну управление этим монастырем.

Святитель Феодосий Черниговский

Позже Иоанн в течение ряда лет занимал настоятельские должности в разных монастырях на юге России и всюду снискал себе любовь, почет и уважение. Это заметил черниговский владыка святитель Феодосий (Углицкий), который вызвал Иоанна к себе в Чернигов. В простом иеромонахе он увидел своего преемника, а потому сразу же возвел Иоанна в сан архимандрита и назначил управляющим Черниговским Елецким монастырем.

Как предвидел черниговский владыка, так и случилось. 10 января 1697 года, вскоре после кончины святителя Феодосия (Углицкого), Патриархом Адрианом архимандрит Иоанн был рукоположен во епископа Черниговского с возведением в сан архиепископа.

К слову сказать, архиепископ Иоанн, будучи уже на Черниговской кафедре, постоянно в молитвах обращался за помощью к своему предшественнику святителю Феодосию (Углицкому). Известен случай, когда владыка Иоанн настолько сильно занемог, что окружающие полагали, что дни его сочтены. Но, даже пребывая в тяжелом состоянии, он продолжал с молитвой обращаться к владыке Феодосию. Тот явился ему в видении и сказал: «Не скорби, брат. Господь услышал молитвы твои, и ты будешь здрав. Вставай с одра и готовься служить Божественную литургию. Это тебе знамение». Очнувшись, архиепископ Иоанн послал сказать, что утром будет служить литургию. Окружающие сочли его слова горячечным бредом, но каково же было их удивление, когда на другое утро абсолютно здоровый архиепископ Иоанн вышел на утреннюю службу.

Много благих дел успел сделать архиепископ Иоанн в Чернигове. В 1700 году он основал Коллегиум – своего рода первую в России духовную семинарию, по образцу которой стали открываться семинарии и в других епархиях. В Болдинском Троицком монастыре открыл типографию для издания духовно-нравственных, богослужебных книг и учебных пособий. Оказал большую поддержку иеромонаху Димитрию (Туптало), будущему святителю Димитрию Ростовскому, который как раз в это время работал над третьей книгой «Житий святых»: архиепископ Иоанн возвел Димитрия в сан архимандрита и назначил настоятелем Елецкого монастыря. В период тяжелейшего голода, случившегося в 1697–98 годах, владыка Иоанн дал указание монастырям активно помогать голодающим людям и вести благотворительную деятельность. В этот же период он устанавливает связь со Святой Горой Афон и оказывает большую материальную помощь русским насельникам, живущим в Русском Пантелеимоновом монастыре.

Царь Петр I

Хорошие отношения сложились у будущего святителя с взошедшим на царский престол в 1682 году царем Петром Великим. Владыка предрек царю победу над шведами и даже написал посвященное этому событию произведение «Синаксарь в честь и славу Господа Бога Саваофа о преславной победе под Полтавою», которое пришлось по сердцу императору Петру I.

Правда, однажды владыке Иоанну чуть не пришлось испытать на себе царскую немилость: он стал жертвой политического доноса, организованного гетманом Мазепой. Как мы помним из истории, союзник Петра I гетман Иван Мазепа в 1707 году предал русского царя и переметнулся на сторону его противника шведского короля Карла XII. Решив поссорить царя Петра I с приближенными, Мазепа задумал сложную политическую комбинацию: послал казака с якобы «тайными письмами» к архиепископу Иоанну и другим сторонникам Петра (атаману Карпеку, сотнику Туранскому, князю Святополку-Четвертинскому и др.). Гетман так организовал эту поездку, что посланник сразу же попал в руки русского царя, и Петр I, получив «письма», начал расследование. К счастью для всех, черный замысел Мазепы очень скоро был раскрыт, а невиновность владыки Иоанна и других соратников Петра доказана.

Впрочем, несколько лет спустя архиепископ Иоанн всё же подвергся царской опале, и виной тому стал ближайший соратник Петра Великого князь Александр Меншиков. Дело всё в том, что у князя в Черниговской епархии строился храм. Меншиков решил, что освятить его должен владыка Иоанн. Он уведомил об этом архиепископа и даже сам назначил дату освящения, на что черниговский владыка ответил, что дату освящения устанавливает Церковь, а не князь. И освятил храм в тот день, который определил для этого сам. Меншиков смолчал, но, говорят, затаил на владыку сильную обиду и однажды уговорил царя Петра назначить архиепископа Иоанна на Сибирскую кафедру, по сути отправив его в почетную ссылку.

Князь Александр Меншиков

В январе 1711 года архиепископа Иоанна вызвали в Москву, где местоблюститель Патриаршего престола Стефан (Яворский) вручил ему царский указ о назначении на Тобольскую кафедру. Уже 28 февраля владыка Иоанн был возведен в сан митрополита и вскоре, оставив любимые южные края, где он прожил 60 лет, отправился в долгое сибирское путешествие. Понимая, что своим назначением он обязан князю Меншикову, будущий святитель пророчески сказал: «Далеко мне ехать, но он будет дальше меня». Так, кстати, и случилось: 8 сентября 1727 года, когда на российский престол вступил Петр II, князь Александр Меншиков был лишен имущества, званий и наград и сослан в сибирский городок Березов, который находился дальше Тобольска.

Свое назначение-ссылку митрополит Иоанн принял со смирением. Следует, кстати, отметить, что владыка всей своей жизнью доказывал, насколько он всегда и во всем уповает на волю Божию. О воле человеческой и воле Божией он не раз говорил в своих проповедях, писал в книгах. В 1714 году, уже после его отъезда, в Чернигове был издан большой труд митрополита Иоанна – перевод с латинского на русский книги католического проповедника Иеремии Дрекселя «Илиотропион, или Подсолнечник», посвященной сообразованию воли человеческой с волей Божественной. В этой книге многие мысли католического монаха были созвучны мыслям самого митрополита. Так, в частности, говорится: «Наш успех в христианской жизни зависит от того, как будем мы собственную нашу волю покорять Божией воле. Чем искреннее будет наша покорность воле Божественной, тем обильнее сделается преуспеяние нашей христианской жизни. <…> Ничего в мире не происходит вопреки воле Божией или без Его попущения».

К слову сказать, митрополит Иоанн, будучи не только богословом, но и духовным поэтом, оставил нам в наследство немало своих сочинений как в прозе, так и силлабических стихах. Он и сам писал и делал переводы с латинского наиболее интересных духовных книг, издававшихся на Западе.

14 августа 1711 года после нескольких месяцев пути митрополит Иоанн прибыл Тобольск. Встречал владыку сам тобольский воевода Бибиков с эскортом из трех казачьих полков. Уже на следующий день митрополит поднялся в Софийско-Успенский собор и отслужил Божественную литургию.

Софийский собор в Тобольске, где находятся мощи святителя Иоанна

Непростая задача выпала на долю нового тобольского владыки. Громадная, бесконечная и холодная Сибирь, гигантская территория, где мало храмов, а в тех, что есть, не хватает священников; повсюду языческие племена, нуждавшиеся в миссионерском слове...

И всего-то четыре года жизни отвел Господь будущему святителю на его сибирские труды! Но за эти четыре года смиренный, но великий духом митрополит успел сделать очень много.

Хотя поначалу владыке Иоанну пришлось трудно. В деле управления епархией он оказался без помощников: епископ Варлаам (Коссовский) еще в 1710 году уехал в Москву и теперь отказывался возвращаться в Сибирь. Но митрополит Иоанн не пал духом и нашел себе новых помощников: архимандрита Селенгинского Троицкого монастыря Мисаила, архимандрита Якутского Спасского монастыря Феофана и архимандрита Енисейского Спасского монастыря Илариона (Лежайского). Большую помощь постоянно оказывал ему и сибирский генерал-губернатор Матвей Гагарин.

При владыке Иоанне завершилось возведение церкви в честь Нерукотворного Образа Спасителя, была освящена церковь во имя святителя Николая Чудотворца с приделом в честь Вознесения Господня, начато строительство нового архиерейского дома. Митрополит иконой Божией Матери «Млекопитательница» благословил строительство церкви в селе Чердатском на том месте, где раньше совершались языческие жертвоприношения.

Активно поддерживал митрополит Иоанн и славяно-латинскую школу, открытую в Тобольске еще в 1703 году. Он не только пригласил преподавателей из Киева и Чернигова, но и на свои средства закупал книги для школьной библиотеки. Причем в этой школе учились дети не только русских поселенцев, но и местного населения.

Надо помнить, что в Сибири религиозная ситуация была непростая: местные народы в основе своей были язычниками, среди племен ханты и манси активно велась пропаганда ислама, было широко распространено старообрядчество. Велика была миссионерская деятельность митрополита Иоанна, в которой ему активно помогал предшественник Иоанна на Тобольской кафедре схимник-митрополит Филофей (Лещинский). Благодаря их совместным усилиям тысячи коренных жителей Сибири приняли православие. Параллельно с этим тобольский владыка направил специальную Духовную миссию в Китай. В ее задачи входили: сбор материалов о Китае, христианская проповедь среди местного населения, помощь русским дипломатам в налаживании отношений между Россией и Китаем, а также духовное окормление албазинцев – потомков живших в Пекине пленных русских казаков. По сути Миссия митрополита Иоанна стала первым большим шагом в установлении контактов России с загадочным Китаем.

О самом митрополите Иоанне сибирский летописец рассказывает следующее: «был тих, скромен, благорассудлив, о бедных сострадателен и милостив», много читал и писал, но больше всего молился, на долгие часы закрывался в своей келии для коленопреклоненной молитвы. Владыка Иоанн тайно помогал деньгами нуждающимся людям. В одних случаях он посылал средства через доверенных лиц, в других – сам, переодевшись простым иноком, подходил к окнам, стучал и передавал деньги, говоря: «Примите во имя Иисуса Христа», – и быстро уходил, чтобы не узнали.

Когда время его земной жизни подходило к концу, владыка Иоанн предвидел свой уход, начав готовиться к нему за несколько дней до кончины. 9 июня 1715 года он отслужил последнюю литургию, а после службы устроил в своих покоях большую трапезу, пригласив на нее городское духовенство и нищих Тобольска. Причем сам митрополит прислуживал своим гостям. А после обеда митрополит Иоанн заперся в своей келии. Когда на другой день он не ответил звонарю, постучавшему за благословением ударить в колокола, все заволновались: собралось духовенство, приехал губернатор. Когда двери взломали, владыку Иоанна нашли бездыханным, стоящим на коленях в молитвенной позе.

Его кончину мысленным взором увидел в тот же день и митрополит Филофей, который занимался миссионерством в Кондинском крае. «Брат наш Иоанн успе. Прейдем отсюда», – сказал он своим спутникам и поспешил вернуться в Тобольск.

Долгое время владыку Иоанна не предавали земле, ожидая возвращения из миссионерской поездки митрополита Филофея, который должен был совершить чин погребения. Святителя отпели по монашескому чину и похоронили в деревянном приделе Софийского собора в честь преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских. В алтаре придела была помещена икона Богородицы, та самая, перед которой митрополит Иоанн молился перед смертью. Ныне эта икона почитается как чудотворная под именем Тобольский образ Божией Матери.

В 1741 году придел, где был похоронен митрополит Иоанн, по причине ветхости был разобран и могила святителя Иоанна оказалась под открытым небом. Такая ситуация сильно возмущала жителей Тобольска, приходивших молиться своему самому любимому сибирскому святому. Есть предание о том, что сам святитель Иоанн неоднократно в видениях являлся митрополитам Антонию II (Нарожницкому) и Сильвестру (Гловацкому), говоря им со скорбью и упреком: «Могила моя в пренебрежении, и псы бегают над гробом моим. Успокойте меня и возобновите придел».

На пожертвования жителей Тобольска в 1753 году придел был восстановлен и освящен в честь святителя Иоанна Златоуста. А еще через сто лет громадная трещина проявилась от купола собора до места, где Иоанн был похоронен. Когда архиепископ Тобольский Евгений (Казанцев) доложил об этом Священному Синоду, поступило указание: «Переложить в новый гроб и перенести на другое место, но в том же алтаре… и без огласки». Когда склеп открыли, то обнаружили, что клобук и мантия совершенно целы и полностью закрывают останки.

Рака с мощами святителя Иоанна Тобольского

Мощи поместили в новый гроб, а в 1844 году на средства ростовского купца Мясникова был сооружен мраморный памятник в форме круглого столба, на вершине которого находилась мраморная митра с крестом и омофором. Еще полвека спустя, в 1900 году, вместо мраморного надгробия по распоряжению епископа Антония (Каржавина) была сооружена серебряная рака с образом святителя Иоанна Златоуста, небесного покровителя святителя Иоанна.

В 1915 году Русская Православная Церковь отмечала 200-летие кончины митрополита Иоанна. Было принято решение о канонизации. Но прежде в Тобольск приехал архиепископ Литовский Тихон (Белавин), будущий Патриарх всея Руси, которому было поручено провести необходимое расследование. Он составил отчет о многочисленных случаях исцеления у могилы митрополита, осмотрел останки, запечатал гроб своей печатью, а позже в своем отчете Священному Синоду, в частности, написал так: «Тщательная проверка дает полное основание для всероссийского прославления, приспел час для совершения сего светлого праздника».

20 января 1916 года императору Николаю II был представлен доклад Синода, в котором говорилось о возможности совершить канонизацию митрополита Иоанна. На этом документе Николай II написал: «Приемлю предложение Святейшего Синода с умилением и тем большим чувством радости, что верю в предстательство святителя Иоанна (Максимовича) в эту годину испытаний за Русь православную».

Наконец 10 июня (по старому стилю) 1916 года состоялось торжественное прославление митрополита Тобольского Иоанна, совершенное Собором из 13 архиереев во главе с митрополитом Московским и Коломенским Макарием (Невским). Из ставки Верховного Главнокомандующего была получена телеграмма: «Сердцем и душой был сегодня в молитвенном единении со всеми присутствующими на светлом торжестве прославления святителя Иоанна (Максимовича); твердо уповаю на молитвы его о спасении Руси православной и помощи свыше доблестному воинству нашему. НИКОЛАЙ».

Кто мог тогда предположить, что это будет последняя канонизация в Синодальный период? Впереди Россию ждали страшные годы кровавого террора.

Ныне мощи сугубо почитаемого в Сибири святого по-прежнему покоятся в Покровском соборе города Тобольска, а память митрополита Тобольского Иоанна совершается дважды в год: 23 июня и 29 октября.

 

Петр Селинов


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить