«Пойди к Иверской, поставь свечку»

Макаров Михаил

Мы предлагаем читателям «Прихожанина» новый отрывок из книги воспоминаний Михаила Ивановича Макарова – о помощи, которую по молитве оказывала Матерь Божия, и о величайшем даре Божиим – искренней вере. В начале ХХ века автор был прихожанином Данилова монастыря и звонарем нашей обители. Полностью воспоминания Михаила Макарова вы можете прочитать в сборнике «Больным и здоровым. В поддержку и утешение» (книга вышла в издательстве «Даниловский благовестник»).

…Была нелетная погода. Пассажиры в ожидании заполнили вестибюль шереметьевского аэропорта. В одном уголке на скамьях разместились отдельной группой человек двадцать: люди сравнительно молодые, в пределах сорокалетнего возраста, и среди них один старик – лет около восьмидесяти. Зашел разговор об ожидании отлета.

Иверская икона Божией Матери

 

– Хуже нет: ждать да догонять, – сказал кто-то.

– Это правильно, – ответил другой, – мне кажется, что самое нудное состояние есть состояние ожидания неопределенного отлета.

– Я с вами не согласен, – отозвался старик, – одно из неприятнейших состояний – это быть безработным. Ваше поколение счастливо – оно не представляет себе, что это значит, а вот мне пришлось быть в таком положении, и я вам скажу, что оно не идет ни в какое сравнение с ожиданием летной погоды, когда у вас в кармане билет на лучший советский лайнер.

– Расскажите, когда это было и как вы жили безработным, – раздалось сразу несколько голосов, – нам это не только интересно, но, возможно, и полезно.

– Извольте, я кое-что могу рассказать, только мой рассказ для одних явится неожиданным, а для некоторых, может быть, даже неприятным.

Такой ответ старика еще более заинтриговал пассажиров, и все наперебой стали его просить рассказать. Старик помолчал, как бы обдумывая, что говорить, а потом начал:

– Я был безработным в 1926 году, когда в полном расцвете был НЭП. Мне запомнилась одна карикатура в тогдашней газете «Вечерняя Москва» или «Гудок». Изображен был памятник Минину и Пожарскому, кругом дым. Под карикатурой – следующий диалог:

Пожарский:

– Опять в дыму весь горизонт,

Уж не враги ль добычу шарят?

Минин:

– Нет, князь, в Москве идет ремонт,

Асфальт в котлах больших то варят.

Пожарский: – А кто подрядчик у них тут

С рабочим возится народом?

Минин: – Вишь, нэпом, князь, его зовут,

Из басурман, наверно, родом.

Карикатура запомнилась как ярко отражавшая начало восстановления городского хозяйства Москвы после разрухи. Промышленность и торговля быстро возрождались и расширялись. Но безработица была большая, осложнявшаяся приливом в Москву населения из деревень и других городов. Полки в магазинах буквально ломились от изобилия всевозможных промтоваров и продуктов высокого качества, без каких-либо примесей. На рынках и огромных базарах тоже полно всякой всячины по магазинным и даже более низким ценам.

Было очень тяжело осознавать, что люди специальностей, сходных с моею, находясь на работе, пользуются всем этим, а я только хожу и смотрю на это изобилие. Я мог купить лишь самое скудное из пищевых продуктов, и то лишь благодаря тому, что получал пособие по безработице в размере пятнадцати рублей в месяц. О покупке чего-либо из промтоваров можно было только мечтать. Мой отец получал небольшую зарплату. Это несколько облегчало мое положение, но до невыносимости переживалось, что я, двадцатилетний парень, который должен был бы помогать отцу, сижу на его шее и осложняю жизнь семьи.

А, пожалуй, самым страшным для меня было ощущение отрешенности от работы, какой-то неприкаянности, лежавшей тяжелым камнем на сердце. Дни тянулись томительно долго. Раз в месяц я ходил отмечаться на бирже труда, но каждое такое посещение лишь отягчало мое состояние: на горизонте не было никакой надежды на скорое получение работы. Наоборот, число безработных по моей специальности увеличивалось, по другим специальностям и даже по подсобным рабочим тоже стояли большие очереди у окон биржи труда. Положение становилось просто кошмарным.

Мне кажется, теперь вам понятно, что лучше: быть безработным или ожидать летной погоды. На этом я, пожалуй бы, закончил свой рассказ, но хочется дополнить его необычным случаем, оставившим глубокий след во всей моей последующей жизни.

Было начало сентября. В подавленном состоянии я сидел однажды дома. Во входную дверь постучали. Я отворил. Передо мной стояла прямая, бодрая старуха. На голове платок, повязанный по-монашески. Лицо круглое, большие выразительные глаза с глубоко проникающим взором. Длинная одежда. В руке костыль, котомка сзади. Во всем ее облике виделась необыкновенная крепость и воля. Старуха вошла в кухню, положила три поклона с крестным знамением перед иконой, поклонилась мне и сказала:

«Дай мне, молодец, испить воды».

Я почерпнул ковшом воды в кадке (водопровода тогда у нас еще не было) и подал старухе. Она опять перекрестилась и, сделав три больших глотка, возвратила мне ковш.

«Что, молодец, тяжело на сердце-то?»

Я смутился, не зная, что ответить.

«Плохо без работы, – продолжала старуха, – а ты не отчаивайся, пойди к Иверской, поставь за пятачок свечку перед иконой Богоматери и помолись усердно, со слезами. Пес я буду, если Божия Матерь тебе не поможет. Даст Она тебе работу».

С этими словами старуха перекрестилась на икону и, сказав: «Спаси тя Христос за корец воды», – вышла.

Я был ошеломлен и не знал, что делать, но машинально бросился за ней и спросил:

«Как ваше имя?»

«Странница Пелагеюшка», – ответила она, удаляясь.

Поняв, что разговор окончен, я стоял в раздумье.

На другой день я пошел к Иверской. Икона тогда была в часовне у Воскресенских ворот, находившихся в проезде между музеем В.И. Ленина и Историческим музеем. Я сделал все, как сказала мне Пелагеюшка. И вот, поверьте мне, старику, выходя из часовни, я почувствовал, что камень упал с моего сердца. Я почувствовал легкость и уверенность в будущем. Через несколько дней я получил повестку, приглашавшую меня на биржу труда. Теряясь в догадках, что бы значило это приглашение, я пошел на биржу. У окна, номер которого был обозначен в повестке, никого не было. Я подал повестку.

«Если хотите поехать в дом отдыха, – сказали мне из окна, – бесплатную путевку мы вам сейчас выпишем».

Скачать книгу
« Больным и здоровым.
В поддержку и утешение»

Я, конечно, согласился. Мне тут же вручили пятнадцатидневную путевку в дом отдыха им. М.И. Калинина, находившийся в четырех километрах от станции Тарасовка Ярославской железной дороги. После весьма скромного домашнего питания роскошное четырехразовое питание и четкий распорядок дня в доме отдыха показались мне раем. За пятнадцать дней я поправился на четыре килограмма и почувствовал себя чрезвычайно окрепшим и бодрым.

Когда я возвратился из дома отдыха, меня ждал неожиданный и радостный сюрприз. К нам пришла наша хорошая знакомая и сказала, что на их фабрике освобождается место по моей специальности – человека призвали в армию. «Я уже говорила с директором, – добавила знакомая, – обрисовала ваше плохое материальное положение, и он дал согласие сделать персональный запрос на биржу труда с вызовом вас на работу».

Таким образом, совершилось неожиданное: я поступил на работу. Знаменательно, что первый день моей работы пришелся на 14 октября – день Покрова Божией Матери. Я расценил это как знак явной помощи Царицы Небесной и мысленно поблагодарил странницу Пелагеюшку за ее добрый совет. Велико милосердие Владычицы. Она дала не только просимую работу, но и необходимый отдых перед ней.

Я установил себе за правило: каждый раз, когда бываю у Иверской, благодарить Богоматерь за эту помощь и в память о помощи ставить перед Ее иконой свечку.

Старик остановился. Видно было, что он взволнован. Это поняли пассажиры. Все молчали.

– Нельзя скрывать и другой случай помощи Божией Матери, – продолжал старик, – не угодно ли вам выслушать это?

– Говорите, – ответило большинство пассажиров.

– Прошло несколько лет. Мне очень понравилась одна моя сослуживица. Пришелся, видно, и я ей по душе. Мы сошлись. У нас было много общих интересов, но как только заходил разговор о Боге, жена резко прекращала беседу. Жена была атеисткой. Атеисткой до фанатизма. Она даже запрещала произносить слово «Бог». Я скорбел и молился о ее вразумлении.

Каждый раз, когда мой путь из поездок по делам службы проходил неподалеку от храма Святой Троицы в Воротниках (теперь рядом со станцией метро «Новослободская»), я заходил в храм, вспоминал Пелагеюшку, ставил свечу перед древней Казанской иконой (в настоящее время эта икона находится на северной стене храма) и молил Владычицу о возвращении жены в Церковь Божию.

Однажды к нам приехала погостить престарелая мать моей жены. Видимо, по дороге она заразилась сыпным тифом. Ее забрали в больницу. Там к сыпному тифу добавилось воспаление легких. Положение стало тяжелым. Врач не ждал выздоровления. Раз после посещения больницы жена пришла вся в слезах.

«Умрет моя мама, не выживет», – рыдала она.

Я осторожно рассказал ей о случае с Пелагеюшкой, добавив:

«Не отчаивайся. Пойди к Иверской, поставь свечу перед иконой, покайся в своем неверии и помолись об исцелении мамы. И как сказала мне Пелагеюшка, так и я говорю тебе: “Пес я буду, если Божия Матерь тебе не поможет”».

«Как же я пойду, мне стыдно, я так далека от этого».

«Отбрось стыд, смело иди, кайся и молись».

Жена пошла. После она рассказывала, как при входе в храм в Сокольниках ее почти физически не пускала какая-то сила. Но, поборов это наваждение, она все-таки вошла. Долго плакала и молилась перед иконой и даже привлекла внимание священника (будущего архиепископа Сергия), который, узнав от жены, о чем она так просила Богородицу, сказал: «Успокойтесь, ваша мама выздоровеет».

Из храма жена пошла в больницу и там узнала, что маме стало лучше. С этого дня мама начала поправляться и вскоре выздоровела. Не знаю, какое обещание дала жена, молясь перед Иверской иконой, но по выздоровлении мамы стала регулярно ходить в храм, и с тех пор она – глубоко верующий человек.

Вот так помогла нам опять Владычица и дала нам великую, объединяющую нас троих радость. Радость мне – от возвращения жены в Церковь. Радость жене – от получения того духовного богатства, которого она не имела в атеизме. Величайшую радость неизменно верующей маме, с которой снялась глубокая скорбь по поводу упорного атеизма дочери. Эта радость распространилась также и на мою маму, желавшую видеть в моей жене верующего человека.

– В рассказанных вами случаях есть просто совпадение, а не какая-то помощь свыше, как вы утверждаете, – сказал один из пассажиров, человек лет сорока.

Старик помолчал, подумал, а потом ответил:

Святая блаженная Пелагея

 

– Моя жизнь – сплошная цепочка из подобных «совпадений». Перечисление и анализ их займет много времени. Поэтому я хочу обратить внимание на следующее. Положим, мне скажут: «Пойди к такому-то человеку, попроси его о помощи в твоем деле. Он тебе поможет». Если в действительности так получится – вряд ли мы увидим в этом какое-то совпадение. Мы просто скажем: «Совет был правильным, помощь получена». Так почему же, когда меня посылают просить о помощи Божию Матерь и я получаю эту помощь, – почему я в этом случае должен видеть не помощь свыше, а какое-то «совпадение»? Не странно ли это? Странного тут ничего нет. Просто неверие не хочет признавать помощь Божию. Неверие всегда силится объяснить факт помощи Божией чем угодно, но только не помощью Божией.

Мне сейчас вспомнился один старый анекдот, хорошо иллюстрирующий это. Архиерей спрашивает на экзамене семинариста: «Что такое чудо?» Семинарист затрудняется с ответом. Чтобы вывести семинариста из затруднительного положения, архиерей говорит:

«Вот, например, ты упал с высокой колокольни и остался невредим. Что это такое?»

«Случайность», – отвечает семинарист.

«Ну хорошо, ты во второй раз упал с колокольни и опять остался невредим. Что это?»

«Счастье».

«Ты в третий раз упал с колокольни и опять невредим. Чем ты это объяснишь?»

«Привычкой», – ответил семинарист.

Видно, наивный семинарист не склонен был к религиозности, поэтому он тоже искал и признавал любое объяснение факту, но только не чудо. Евангелие рассказывает нам, как воскресший Христос явился Своим ученикам. Они видели Его, видели язвы гвоздиные на Его руках и ногах, видели смертельную рану на Его груди, говорили с ним. И что же? «Иные усумнились», – говорит апостол Матфей. Только эти два слова «иные усумнились» уже достаточны, чтобы свидетельствовать об истинности и достоверности всех евангельских повествований, потому что эти слова раскрывают тайники человеческой души, в которых гнездится неверие, не могущее понять и принять небесное.

Вера – великий дар Божий, шестое чувство, делающее человеку понятным то, что не понятно неверующему. Вера – великое богатство.

– Как можно верить, когда в духовных книгах столько несбыточного, – пробовал возражать оппонент.

– А вы читали духовные книги? – спросил старик.

– Кое-что читал.

– Например, читали вы книгу «Вера»?

– Нет, не читал.

– А «Кириллину книгу»?

– Не читал.

– Вполне понятно, что вы их не читали. Теперь они – редкость, их почти невозможно достать. А читали ли вы роман «В лесах» П.И. Мельникова (Печерского)?

– Нет, не читал.

– Так вот, в первой книге этого романа приведены выдержки из книги «Вера» и «Кириллиной книги». Я процитирую эти выдержки на память. Вот что там говорится:

«Придет к людям безверие и ненависть, ссора, пьянство и хищение, и устыдятся носить на себе Крест Христов».

«Святой Ипполит, папа Римский, глаголет: "Да разумеете напоследок быти всех человек еже друг ко другу развращение, и церкви Божии яко простые храмины будут. Писания небрегоми будут и не услышатся. Священные храмы яко овощная хранилища будут"».

– Теперь, положа руку на сердце, скажите, – обратился старик к оппоненту, – сбыточное это или несбыточное?

Оппонент молчал.

– Примечательно, – продолжал старик, – что папа Ипполит жил несколько веков назад и своим духовным взором веры провидел то, что сказал. Верьте! Вера ничему плохому не научит, ничему хорошему не помешает. Верьте, и у вас в жизни будет много благодатных, радостных «совпадений». Жизнь человеческая сложна. У человека, даже самого счастливого, бывает пора горя, скорби, трудных обстоятельств. Идите в такую пору за помощью к Божией Матери, как советовала Пелагеюшка, – к Иверской. Излейте перед Ней в горячей молитве вашу скорбь, дайте доброе обещание. Пес я буду, если Божия Матерь вам не поможет. Но, получив Ее помощь, обязательно обратитесь к Ней с благодарностью и выполните свое обещание.

Старик поклонился пассажирам, как бы давая понять, что закончил рассказ. Пассажиры молчали, в том числе и оппонент. Чувствовалось, что старик тронул добрые уголки их душ.

 


Первая часть      Продолжение

 

Комментарии   

0 # Владимир Шебзухов 15.02.2018 22:59
Избранный
Владимир Шебзухов

-- Растолкуй мне это чудо!
Ты с сединами мудрец.
Избранным я зваться буду,
Успокоившись вконец!
Коль спасением довольны,
Мы о чуде говорим...
Раз упал я с колокольни
И остался невредим.

-- Слово «Чудо» это крайность!
То была, никак, случайность!

-- Что, услышу -- догадался.
С колокольни второй раз,
Я упал и жив остался!
Что ответишь мне сейчас?

Мудреца ответ бесстрастен:
Назовём мы это – счастьем!

В мыслях ручки потирая,
Но не спрятать блеска глаз
-- Что ответишь, уж не знаю,
Но упал и в третий раз!
Выскажи о чуде мненье.
Дабы избранным мне стать!

-- Не иначе, совпаденье,
Мне… привычкою назвать!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
0 # Владимир Шебзухов 15.02.2018 23:52
Владимир Шебзухов «Духовная поэзия»


Книга «Духовная поэзия» вышла в продажу
Издательство Sanktum (Германия)

morebooks.de/.../...

Книги печатаются в Германии, США, России и распространяютс я через книжные ассоциации по всему миру.

Издательство Sanktum (Германия) прислало эл-вариант книги.
Братьям и сестрам от автора - примите в подарок

yadi.sk/d/IYOzN5qV3Rj693
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору