«Сей есть Сын Мой возлюбленный…» Крещение Господне глазами русских художников

19 января один из самых почитаемых и любимых церковных праздников на Руси. Праздник, имеющий два названия: Богоявление и Крещение Господне. Праздник столь древний, что его можно считать первым праздником раннехристианской истории (он был учрежден даже раньше праздника Рождества Христова).

В канун Крещения Господня «Прихожанин» решил рассказать своим читателям о том, каким видели это знаменательное событие евангельской истории русские художники. Наш интернет-журнал уже писал об уникальном шедевре картине знаменитого русского художника Александра Иванова «Явление Христа народу» («Вот Агнец Божий…»). Это полотно, на мой взгляд, самое лучшее творение, рассказывающее об одном из главных событий христианской истории. В то же время есть немало картин и других великих и знаменитых русских художников, которые по-своему взглянули на историю Крещения Спасителя.

Начну свой рассказ с великого русского художника армянского происхождения. Он носил весьма странные по современным меркам бакенбарды и за свою жизнь написал несколько тысяч (!) великолепных художественных полотен. Нередко какой-нибудь очередной свой шедевр он рисовал всего лишь за сутки (!). Об этом художнике император Николай I сказал: «Что бы он ни написал будет куплено мною!» Ну и последняя, читатель, тебе подсказка: почти всё его творчество было посвящено морю… Догадался? Конечно же, я имею в виду величайшего русского художника-мариниста и баталиста Ивана Константиновича Айвазовского, обращаясь к которому всё тот же Николай  I говорил: «Айвазовский! Я царь земли, а ты царь моря!»

Художник Иван Константинович Айвазовский

Все помнят знаменитые шедевры Айвазовского: «Девятый вал», «Чесменский бой», «Волна», «Неаполитанский залив», «Лунная ночь на Босфоре»… Но, думаю, далеко не все читатели «Прихожанина» знают, что художник написал немало потрясающих полотен на библейские темы.

Известно, что Иван Айвазовский был глубоко верующим человеком. Интересный факт: в свое время под влиянием Ивана Константиновича его брат Габриэл отказался от католической веры и вернулся в лоно Армянской Апостольской Церкви, а позже принял монашество и стал архиепископом Гавриилом.

Поскольку тема моря и вообще водного пространства постоянно присутствовала в творчестве Айвазовского, то даже при выборе библейских тем художник нередко делал акцент именно на водной стихии. «Сотворение мира. Хаос», «Всемирный потоп», «Хождение по водам», «Переход евреев через Красное море», «Христос на Генисаретском озере» вот лишь некоторые шедевры Айвазовского на темы Ветхого и Нового Заветов. Впрочем, библейские полотна Айвазовского заслуживают отдельного рассказа. Здесь же я коснусь лишь его картины «Крещение».

Крещение. Картина Ивана Айвазовского. 1890-е годы. Феодосийская картинная галерея

Создавая это полотно, Иван Айвазовский сделал акцент на самых главных образах, отбросив всё, что, по его мнению, могло отвлекать зрителя.

Раннее утро, предрассветный туман стелется над рекой и словно бы прячет окружающую действительность в дымке. Размытый берег реки, неясные очертания двух пальм, смутные образы людей, стоящих на берегу и неотрывно смотрящих на то, что происходит перед ними в воде. А там, в центре картины, мы видим главное: смиренно стоящий со сложенными руками Христос, опирающийся на камень Иоанн Креститель и Святой Дух, спускающийся в образе голубя в луче света над головой Спасителя. Всё, как написано в Евангелии от Матфея: «…И се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил как голубь и ниспускался на Него. И се глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф. 3, 1617).

Конечно, Айвазовский не был бы Айвазовским, если бы не уделил внимание водной стихии. Поэтому особое место на картине занимает река Иордан, написанная зеленоватой краской с чуть заметным желтым оттенком. Иван Константинович, много путешествуя, побывал в самых разных городах и странах, но так и не добрался до Святой Земли. Тем не менее, направляемый каким-то особым чутьем художника, Айвазовский удивительно точно изобразил реку Иордан именно такой, какая она есть сегодня и, возможно, такой, какой она была две тысячи лет назад: мутноватой, непрозрачной, зеленовато-желтой («Прихожанин» подробно писал об этой реке в статье «Священные воды Иордана»).

Неслучайно Айвазовский подбирал особую цветовую гамму для своей картины. Поэтому зеленовато-желтая вода Иордана, в которой Иоанн Предтеча крестил людей, чтобы смыть с них грехи, занимая левый нижний угол полотна, очень четко контрастирует с голубым небом в его правом верхнем углу. Да и само небо на картине словно поделено на две части. Вот желтоватое марево в левой верхней части полотна клубится над головами людей, которые стоят на берегу и ждут своей очереди принять очищение. Оно символизирует людские страсти и порождаемые ими грехи. Тогда как в правой части неба явственно и сильно проступает голубой цвет: в момент Богоявления раскрываются небеса и Господь обращается к людям, сообщая им благую весть о том, что Бог теперь рядом с ними и у них появилась надежда на спасение…

Тем, кто захочет увидеть вживую картину Ивана Айвазовского «Крещение», надо съездить в Феодосию – любимый город Ивана Константиновича, где он провел большую часть жизни и где сейчас на Галерейной улице располагается знаменитая Феодосийская картинная галерея имени И.К. Айвазовского.

…А вот картину «Крещение Господне» другого художника Генриха Семирадского в оригинале нам увидеть, увы, не удастся. Остались лишь эскизы, хранящиеся в Русском музее в Санкт-Петербурге.

Автопортрет художника Генриха Семирадского

Польского и русского художника Генриха Ипполитовича Семирадского называли «последним классиком русского искусства». При этом многие его современники –  критики искусства и художники-«передвижники» сильно критиковали Семирадского «за академизм» и «излишнюю итальянщину». На мой взгляд, эта критика была не заслужена, но, возможно, по этой причине сегодня этот художник несправедливо забыт и недостаточно популярен.

А между тем у него много поистине великолепных полотен, среди которых немало блестяще написанных картин на библейские темы. Можно вспомнить, к примеру, шедевр Семирадского «Светочи христианства», за которую на Всемирной выставке в Париже он получил гран-при, или полотна «Грешница», «Христос и самаритянка», «Христос у Марфы и Марии». Картины художника очень содержательны и драматичны, они весьма точно и красочно иллюстрируют страницы Ветхого и Нового Заветов.

Но вернемся к «Крещению» Генриха Семирадского. В конце 1870-х годов художник получил приглашение принять участие в росписи Храма Христа Спасителя. Сначала это был заказ на четыре композиции из жития святого Александра Невского для северной части храма, позже – на запрестольный образ «Тайной вечери», которые он закончил в 1877 году.

Год спустя Семирадский продолжает трудиться в Храме Христа Спасителя. Для хорных окон в северном и южном приделах храма он рисует «Крещение Господне» и «Въезд  Иисуса Христа в Иерусалим». Эти шедевры вызвали сильный восторг даже у Ильи Репина, который был одним из главных критиков Семирадского.

Крещение Господне. Генрих Семирадский. 1876 г. Эскиз росписи храма Христа Спасителя. Государственный Русский музей

Считается, что удачно выбранная арочная форма позволила художнику показать, как в момент Богоявления происходит слияние небесных и земных сил. Особый акцент Генрих Семирадский, как и Иван Айвазовский, сделал на противопоставлении цветов. Темная коричнево-зеленая каменистая пустыня таким виделся художнику грешный мир до того, как туда пришел Спаситель. И ей в противоположность чистый, светлый, наполненный светом и благодатью и создающий ощущение радости образ Неба…

Увы, как я уже говорил, это творение мы можем увидеть лишь в эскизах. 5 декабря 1931 года по приказу Сталина Храм Христа Спасителя был разрушен и уникальные шедевры величайших русских художников, участвовавших в его росписи, были уничтожены.

…А вот еще одна картина, которая носит название «Крещение». Возможно, читатель, увидев ее, сильно удивится. Где же здесь Христос? Где Иоанн Креститель? Где Дух Святой в образе голубя?  Дело в том, читатель, что перед тобой картина «Крещение» из серии «Жизнь Христа», принадлежащая кисти другого великого русского художника Василия Дмитриевича Поленова

«Крещение». Из серии «Жизнь Христа». Художник – Василий Поленов

Многие поклонники живописи знают Поленова как талантливого мастера пейзажей:   «Московский дворик», «Заросший пруд», «Мельница», «Бабушкин сад». Пейзажи просто оживали на полотнах Поленова, и зрителю казалось, что всё это он видит перед собой, – настолько живыми были цветы, деревья, вода в пруду…

Художник Василий Дмитриевич Поленов

Но, хотя Василий Дмитриевич очень любил рисовать пейзажи, главным делом своей жизни он определил для себя большую серию полотен, посвященных жизни Христа.  Трудно сказать, когда впервые у него зародилась мысль проиллюстрировать Святое Евангелие. Возможно, когда четырнадцатилетним подростком Василий Поленов впервые увидел на выставке в Академии художеств потрясшую его картину Александра Иванова «Явление Христа народу». Или когда студентом Академии он написал картину «Воскрешение дочери Иаира», за которую получил большую золотую медаль Академии и право в течение шести лет путешествовать по Европе за счет Академии.

Но можно точно сказать, что художник уже начал свою серию картин «Жизнь Христа», когда в 1887 году представил на суд зрителей свой знаменитый шедевр «Христос и грешница», который в итоге приобрел император Александр III за 30 тысяч рублей.

Серия полотен «Жизнь Христа» это 62 картины, которым Василий Дмитриевич Поленов посвятил 30 лет своей жизни. Шаг за шагом художник воссоздавал на холсте различные эпизоды из земной жизни Спасителя: «Пошла в Нагорную страну», «Возвестила радость плачущим», «На Тивериадском (Генисаретском) озере», «Был в пустыне», «Марфа приняла Его в дом свой», «Самаритянка», «И возвратился в Галилею в силе духа», «За кого Меня почитают люди», «Привели детей», «По засеянным полям» всё это названия картин Поленова. Приступая к работе над очередной картиной из серии «Жизнь Христа», художник держал у себя возле мольберта все четыре Евангелия, открытые на стихах Священного Писания, которым было посвящено полотно.

И именно поэтому картина «Крещение» (она носит и другое название, выбранное самим художником, «Крестились от него») так не похожа на картины о Крещении Господня других художников. Но, возможно, тем она и прекрасна. И пусть на первом плане мы видим салатовые воды Иордана и густую зелень деревьев, но зато на этой картине по-своему, по-поленовски, показан один из ключевых моментов христианской истории Богоявление.

Завершить свой небольшой рассказ о русских художниках, писавших праздник Крещения Господня, я хотел бы картиной русского и советского художника Михаила Васильевича Нестерова.

Художник Михаил Васильевич Нестеров

Он был учеником Василия Перова и Алексея Саврасова. Поначалу Нестеров искал себя, создавая жанровые картины на исторические темы. Пока однажды не нашел свой путь в истории живописи. Две темы Церковь и Россия соединились у художника в единое целое. Нестеров создал свой особый религиозно-русский стиль живописи; появились даже термины в живописи: «нестеровская девушка», «нестеровский пейзаж». Многим поклонникам творчества художника хорошо знакомы такие работы Нестерова, как «Пустынник», «Видение отроку Варфоломею», «Великий постриг», «Под благовест», «Раб Божий Авраамий», «Святая Русь», «Великомученица Варвара». И как на закате жизни говорил сам художник, «жить буду не я. Жить будет “Отрок Варфоломей“. Вот если через тридцать, через пятьдесят лет после моей смерти он еще будет что-то говорить людям  значит, он живой, значит, жив и я».

Много сил и времени Михаил Нестеров посвящает церковной росписи. Он участвует в росписи Владимирского собора в Киеве, храма Спаса-на-Крови в Петербурге, Покровского храма Марфо-Мариинской обители в Москве и храма Александра Невского в Абастумани (Грузия).

«Крещение Господне (Богоявление)». Художник – Михаил Нестеров

Вот и данная картина «Крещение Господне (Богоявление)» это роспись, которую Михаил Васильевич Нестеров сделал в крестильне Владимирского собора в Киеве. Прозрачные голубоватые тона реки и неба и мягкий изумрудный цвет окружающей местности служат лишь фоном для главного события. Мы словно становимся свидетелями продолжающегося разговора между Христом и Иоанном, запечатленного в Евангелии от Матфея: «Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя и Ты ли приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда Иоанн допускает Его» (Мф. 3, 1315).

Любопытно, что, хотя Нестеров рисовал событие, происшедшее две тысячи лет назад в далекой еврейской Палестине, но вся его картина пронизана какой-то необычайной «русскостью», а в образах Христа и Иоанна Предтечи видны прекрасные образы русских святых, которым Михаил Нестеров посвятил свои жизнь и творчество.

Петр Селинов


 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить