Дневник писателя

Автор рубрики Малягин Владимир Юрьевич

«Путч ГКЧП»: так что же это было?

Тот, кто живет полную человеческую жизнь (по Библии «век человека – 70 лет, а если в силах – 80 лет»), во второй половине своей жизни начинает замечать удивительные вещи. Когда уходит поколение очевидцев и участников какого-то большого события, особенно события политического, весьма скоро пропаганда уже вольна в своих измышлениях трактовать это событие так, как Бог на душу положит, а точнее – как это нужно нынешней власти.

О, спорт, ты… кто?

Итак, очередное спортивно-развлекательное шоу под названием «олимпиада» закончилось. Для нашей страны – достаточно уныло. По многим известным причинам. Прежде всего, по тому месту, которое спортсменам удалось отвоевать буквально нечеловеческими усилиями, преодолевая тяжелейшие физические и психологические травмы. Ведь до этой олимпиады ниже четвертого места в неофициальном медальном зачете мы не опускались никогда.

Все пути ведут к Богу?

Рейтинг ЛитРеса высвечивает немало самых разных сегодняшних проблем – духовных, нравственных, культурных и даже коммерческих. С последних, самых простых, думаю и стоит начать разговор

Смердяков как зеркало?

В начале было Слово. Это известно всем верующим людям Земли, к какой бы вере, какой бы конфессии они ни принадлежали. Ведь Бог именно Словом творил наш мир.

Сельская Пасха 1995 года

Но козы козами, хлеб насущный – хлебом насущным, а человек, как-никак, существо гораздо более сложное и многосоставное, чем просто биологический объект.

Достоевский и Церковь. Часть третья

Именно в характерах людей верующих (и исповедующих сознательно свою веру) Достоевский воплощает систему своих христианских взглядов, которую, хотя и с оговорками, можно назвать его учением. Главный образ, важный дляпонимания этих взглядов, – конечно, старец Зосима.

Достоевский и Церковь. Часть вторая

Начиная с «Записок из Мертвого дома» (1861-1862 гг.), вернувших Достоевскому угасшую было в связи с арестом и ссылкой его прежнюю громкую литературную известность, всякое новое крупное произведение писателя оказывалось в эпицентре литературной и общественной борьбы того времени. Но если «Записки из Мертвого дома» имели все-таки более социальное и публицистическое значение, то «Преступление и наказание» (1866 г.), первый великий художественный роман Достоевского, поднимал впрямую уже вопросы духовно-нравственного порядка.

Достоевский и Церковь

Вряд ли можно назвать другого писателя, чей художественный вымысел так безапелляционно и резко вторгается в живую жизнь, чьи невероятные по виду пророчества сбываются в реальности спустя многие десятилетия с железной и детальной обстоятельностью. Вопросы, с великой силой поднятые в литературе Достоевским, суть вопросы духа и совести – то есть главные вопросы для всякого искреннего людского сердца. Герои Достоевского всегда стоят на грани важнейшего выбора – между правдой и ложью, светом и тьмою, добром и злом.

Нет в мире виноватых?

По России прокатились беспорядки… Ну кто еще не высказал своего веского (и конечно же, последнего) слова? Кто не произнес окончательного и твердого приговора той или другой стороне конфликта? Кто, наконец, не пожалел со слезой на глазах о невинных жертвах, в качестве которых может выступать опять же кто угодно из акторов (то есть действователей) этой драмы?