«Итальянка» в православной России

Виктория Михайлова

Хоть всю Русь великую обойди вдоль да поперек – другого такого чудо-храма не сыщешь! Так вот сказочно хочется мне начать свой рассказ о самой необычной в России церкви, названной в честь иконы Пресвятой Богородицы «Знамение». Ведь это настоящее диво-дивное, заморское, возведенное в угоду его величеству царю-батюшке Петру Великому.

Доводилось ли вам когда-либо видеть огромную царскую корону высотой 42 метра? Думаю, даже в волшебных сказках вы не читали о подобном чуде. Здесь же, на высоких берегах Десны и Пахры, непременно удивляет и восхищает паломников этот уникальный храм-корона, внешне абсолютно непохожий ни на одну православную церковь или собор. Зрелище завораживает и приводит в недоумение: «Как стало возможным появление столь необычного храма в 1690 году в средневековой Руси с ее устоявшимися традициями церковного зодчества?»

Усадьба в Дубровицах упоминается в древних писаниях с 1627 года. В разное время она, как это водилось на Руси, принадлежала то боярам, то дворянам, переходила от одних владельцев к другим по наследству, продавалась за долги, а в итоге была куплена императрицей Екатериной II для своего фаворита Дмитриева-Мамонова. Но дольше всех, на протяжении 100 лет, ею владел род Голицыных.

Жизнь в подмосковной деревне обычно текла скучно и размеренно, а вот в Москве-то зрели судьбоносные перемены: стремительно менялись цари, накалялась борьба за власть, метались бояре, не зная, кому бы поудачнее услужить да так, чтобы заслуги эти непременно были замечены!

Непростой выбор следовало сделать и Голицыным, ведь многие князья этого древнего знатного рода были неизменно преданы правителям Руси. В 1676 году, после смерти царя Алексея Михайловича, престол унаследовал его четырнадцатилетний сын Федор Алексеевич, отличавшийся прекрасным образованием, незаурядным интеллектом, но, к сожалению, очень болезненный. Возможно, он стал бы достойным правителем всея Руси, если бы не умер в 1682 году.

А что же дальше? Кто взойдет на престол? «Конечно, его унаследуют дети Алексея Михайловича и Марии Милославской», – не сомневались одни представители знати… «Да нет же! Юный Петр, сын молодой царицы Натальи Нарышкиной! Вот за кем будущее Российской империи!» – утверждали другие. Кого же в этой истории продолжать поддерживать? Эту непростую дилемму решали Голицыны. Как бы не прогадать…

Князь Борис Алексеевич Голицын

Среди наиболее известных представителей этого рода в то время были двоюродные братья Борис и Василий, которые вместе с царевичем Федором Алексеевичем обучались языкам и наукам у знаменитого просветителя Симеона Полоцкого. И были они гораздо более похожи на образованных европейцев, чем на типичных русских бояр.

Борис Алексеевич Голицын был воспитателем маленького Петра. За преданность и авторитет, которым он пользовался, получил почетное прозвище «дядька». Воспитателя и подопечного связывали похожие взгляды, стремление ко всему новому и прогрессивному. Борис Алексеевич интересовался западной культурой и модой, имел широкие знакомства с обитателями Немецкой слободы – московскими иностранцами. «Человек ума великого, а особливо остроты», – писал о нем князь Куракин.

В 1682 году, после стрелецкого бунта, на Руси правительницей была провозглашена Софья, а братьям Голицыным достались высокие и престижные государственные должности. Но неожиданно для всех Борис Алексеевич прекратил общаться со своими многочисленными и могущественными родственниками и, оказавшись дальновиднее их, понял, что будущее за Петром. Очень значимую, если не решающую роль в борьбе Петра с Софьей сыграло именно его участие. Думаю, оно было вызвано не столько желанием выслужиться, сколько тем, что «дядька» был по-настоящему предан своему воспитаннику. Они ведь даже характерами были схожи: оба широкой души, порой резки и вспыльчивы, со сложными личностными качествами, тягой ко всевозможным развлечениям «на широкую ногу». Видимо, такое родство душ и стало залогом их глубокой дружбы и привязанности на всю жизнь.

Царь Петр Великий

Когда Петр укрывался в Троице-Сергиевом монастыре от сестры, узурпировавшей его право на престол, советы Бориса помогли ему одержать победу. Очевидно, что после этих событий весь гнев Петра обрушился на Голицыных, поддержавших царевну. Правда, по прошению Бориса Петр, взойдя на царский престол, их помиловал и отменил жестокую казнь, настигшую других приближенных Софьи. Однако Петру не очень понравилось, что Борис выступил с таким прошением. Осерчал царь на «дядьку», вспылил не на шутку и со всей своей категоричностью и импульсивностью приказал Голицыну покинуть Москву и «убраться» в Дубровицы.

Правда, к большой радости Бориса Голицына, гнев Петра быстро сменился на милость! В порыве великодушия, стремительно издав новый указ, император снял с князя опалу да не просто так, а пригласил его в Москву и наградил боярским званием! Вот так поворот! Как тут не отблагодарить любимца-воспитанника?

Может, именно в это время в сердце и уме «дядьки» поселилась идея возведения в знак примирения с царем столь необычного царского храма… Легенды гласят, что как-то и сам Петр, любуясь местом слияния дубровицких рек, похожим очертаниями на нос фрегата, обмолвился: «Этому кораблю мачта нужна. Храм здесь надобно построить!» Запомнились, видимо, «дядьке» слова эти.

Уникальный храм-корона был заложен 22 июля 1690 года. До настоящего времени остаются неизвестными имена архитектора и мастеров, строивших его, хотя исследователи и в наши дни продолжают искать ответ на этот вопрос. Несомненно одно: его возводили европейские зодчие. В 1698 году австрийский дипломат Иоганн Георг Корб, посетивший Дубровицы, отметил: «Церковь имеет вид короны и украшена снаружи многими изваяниями, какие выделывают итальянские художники». А в 1802 году священник С.И. Романовский написал, что возводил храм «превосходнейший архитектор, родом италианец». Вполне возможно, что прообразом церкви в усадьбе Голицына могло послужить и конкретное церковное строение в Италии.

Здесь, в районе Дубровиц, издавна добывали белый камень, твердый, прочный и одновременно податливый волшебным рукам талантливых зодчих! Из него и выстроили красавицу «итальянку», облаченную в каменные одежды и украшенную диковинными южными цветами и плодами. Неуютно пришлось ей поначалу в суровой холодной Руси! Такая красавица, но все-таки чужая душе православной!

Храм в Дубровицах сделан из белого камня

Непростой была история освящения храма. Долгое время никто не решался этого сделать. Можно лишь представить себе отношение консерваторов к возведенной церкви: «Что это за Божий храм, в котором нет ничего ни русского, ни православного?» Конечно, столь дерзкий архитектурный замысел Голицын смог воплотить только благодаря близким отношениям с царем Петром I, которому храм пришелся очень по душе! Царь заслуженно оценил его великолепие, и, несомненно, императорское самолюбие тешил тот факт, что и в плане своем храм напоминает корону, и увенчан он этим символом российского самодержавия!

Лишь только в 1704 году Петр I привез в Дубровицы недавно назначенного Местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Стефана (Яворского), который наконец и освятил храм. Сам Петр I и его сын царевич Алексей присутствовали при этом торжественном событии. Во время освещения царь молился на втором ярусе хоров, напоминающем мостик. Это место прекрасно сохранилось в наши дни.

А к «итальянке» со временем присмотрелись, попривыкли, стали любоваться и гостям коронованным, коих немало приезжало в Дубровицы, показывать. Да и перед заморскими послами спешили похвалиться этим чудом невиданным.

Храм построен в стиле классического итальянского барокко. Скульптурные композиции фасада и внутреннее убранство лепными рельефами на библейские темы совершенно нехарактерны для русских православных храмов. Искусством эпохи Возрождения веет от облаков, ангелов и херувимов, украшающих своды и купол.

Внутреннее убранство храма. Скульптурная сцена «Распятие»

Над хорошо сохранившимся деревянным иконостасом искусно выполнена скульптурная сцена «Распятие». Над хорами – композиция «Возложение тернового венца». Есть сцены, идущие абсолютно вразрез с православными традициями. Например, в сцене «Воскресение Христа» Спаситель представлен встающим из гроба с крестом в руке, хотя в православии так не принято было изображать Сына Божия. Также и образ Божией Матери сильно напоминает прекрасную Мадонну, какой ее изображали художники эпохи Ренессанса.

Но ведь мы уже знаем, что и Борис Голицын, и царь Петр I с интересом и восхищением относились к европейскому искусству той эпохи. Думаю, Голицыну очень хотелось порадовать своего воспитанника чем-то эдаким таким, европейским, угодить ему. И «дядьке» это бесспорно удалось!

Интересно, что на арках столпов выполнены медальоны с барельефами самого Бориса Голицына, его сына и жены. Исследователи полагают, что один из персонажей сюжета «Возложение тернового венца» является автором, создавшим всё внутреннее скульптурное убранство храма. Это так называемая «маска мастера» – лицо молодого юноши, выглядывающего из окошка. Порой создатели шедевров так вот скромно увековечивали в своем творении и свой образ.

Сюжетные композиции сопровождаются текстами на латыни (Голицын владел ею в совершенстве). Правда, в XIX веке митрополит Московский Филарет потребовал заменить их на евангельские цитаты на церковнославянском, но в 2004 году при реставрации церкви латинские тексты восстановили в их изначальном виде. И ныне каждый, в храм входящий, может прочесть латинскую надпись, которая в переводе звучит так: «Грех человеку прощается древний – миру в страдании путь спасения явлен».

В углах храмового цоколя установлены изваяния четырех евангелистов. Интересна технология изготовления скульптур. Металлическую основу – каркас – покрывали смесью из битого кирпича и извести и по сырому раствору моделировали образы.

Скульптура на храме во имя иконы Пресвятой Богородицы «Знамение» в Дубровицах

Каменные фигуры двенадцати апостолов встречают у стен храма туристов и паломников. Это тоже одна из множества уникальных черт. На Руси почти нет храмов, в которых присутствовали бы образы всех апостолов. Здесь же, «разделяя грани храмовой башни, стоят на постаментах фигуры апостолов – восемь по углам, четыре перед окнами», – так сообщал путеводитель 1925 года. Современные же посетители смогут насчитать лишь 8 фигур. Где же остальные скульптуры, остается загадкой…

У центрального входа в храм паломники могут поклониться святителям Василию Великому, Иоанну Златоусту и Григорию Богослову, являющим собой бессмертный пример истиной веры, блестящей образованности, христианского сострадания и любви к ближнему. Все три великих учителя уделяли огромное внимание воспитанию молодежи! Их образы – очень удачное напоминание об истинных православных ценностях и напутствие воспитателя Бориса Голицына своему любимцу Петру I. Да и всем потомкам на века!

С пышным барочным убранством со временем «сроднился» деревянный резной православный иконостас, украшенный иконами, созданными мастерами Оружейной палаты Московского Кремля. Самой почитаемой, конечно, является икона «Знамение» Пресвятой Богородицы, в честь которой и наречен чудо-храм. Общение с этой святыней позволяет верующим почувствовать единение души с Божественным началом, открыть сердце для истинной веры. И ощутить силу заступнической молитвы Богородицы о мире и любви.

В этом совершенно необычном храме, таком непривычном, заморском, чуждом русскому восприятию Церкви, всегда было что-то завораживающее. Во все времена и эпохи он удивлял и приковывал внимание человека. Храм в честь иконы Пресвятой Богородицы «Знамение» не посмели тронуть солдаты Наполеона в 1812 году, устоял он и в пожарищах и бомбежках Великой Отечественной войны; даже большевики, хотя и закрыли его, но не посмели разрушить. Видимо, красота, действительно, способна улучшать мир и делать добрее человеческие души.

Так постепенно прижилась в укромном среднерусском уголке экстравагантная красавица-«итальянка». А тот, кто ее придумал и этим прославился, знатный боярин Борис Голицын, постепенно отошел от государственной службы, отстранился от возмужавшего воспитанника и уединился в Дубровицах. Весной 1713 года он принял решение постричься в монахи и отправился в далекую глушь – в монастырь Флорищеву пустынь. Там 18 октября 1713 года и отошел в мир иной старец по имени Боголеп, некогда приближенный к Российскому трону и пользовавшийся совершенно особым отношением царя Петра I . А крест на могилку инока привезли и установили паломники из Дубровиц!

Храм в честь иконы Пресвятой Богородицы «Знамение» в Дубровицах

В советский период с 1930 года и до 1990 года храм был закрыт, но усилиями и настойчивостью верующих его вернули Русской Православной Церкви, и 14 октября 1990 года здесь состоялось первое богослужение.

В настоящее время это действующий православный храм, в котором каждый день совершается служба и читаются молитвы. При храме работают детская воскресная школа и летний лагерь для детей, развивается волонтерская деятельность и много просветительской работы ведется с молодежью.

С начала 90-х годов в Дубровицах силами прихода храма не прекращаются реставрационные работы, деньги на которые собираются всем миром. Но этого, увы, недостаточно. Храм нуждается в сложной и дорогой реставрации. Уникальную жемчужину необходимо спасать. «Абсолютнейшая редкость», – так величают храм в Дуровицах искусствоведы. К сожалению, белокаменное великолепие страдает от времени, разрушается от воды, ветра и микроорганизмов. Первоочередная задача – ремонт кровли и гидроизоляция памятника, страдающего от атмосферных вод. Очень много сделано, но на фундаментальное восстановление финансовых средств явно недостаточно. А ведь этот храм внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО!

Поезжайте в Дубровицы в первый же погожий выходной и убедитесь, что «ничего подобного не встретить больше на Руси великой!» Всего 40 минут от Москвы – и перед вами вдруг среди русской природы возникает поистине итальянский уголок! Его великолепие сравнимо лишь с красотами Рима, Тосканы, Флоренции и других городов Италии. «Неужели это Подмосковье?!» – непременно воскликните вы.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить