Святыня нашей Победы

Николай Головкин

(от 22 июня 1941 до 9 мая 1945: четыре года войны как четыре Евангелия)

«Будет война как Страшный Суд...»

Из жития преподобного Феодосия Кавказского (1841–1948)

В 1931 году в Минводах появился странный старик. Ему уже было за девяносто лет, а он ходил круглый год босиком в цветной крестьянской рубахе и с деревянным иерейским крестом на груди.

На милостыню, которую ему подавали, юродивый покупал не только конфеты ребятишкам. Он кормил хлебом птиц, строго приговаривая:

– Пойте, только Бога знайте!

Мог и кошкам насыпать крошек:

– Ешьте, только с молитвой!

Старик этот, по слухам,  вернулся из тюрьмы. Многие считали его сумасшедшим: ведь он часто говорил сам с собою.

Прохожие только головой качали:

– Совсем из ума выжил старик...

А дети в Минводах, в отличие от взрослых, полюбили доброго старичка.

Он откликался на придуманное ими прозвище дедушка Кузюка. Под насмешливые взгляды прохожих играл с детьми. Шутил и балагурил, рассказывал им загадочные притчи. У дедушки Кузюки всегда были для детей леденцы.

Иеросхимонах Феодосий Кавказский

Под обличьем юродивого – и это мало кто знал! – скрывался бывший настоятель монастыря Положения пояса Богоматери на Афоне иеросхимонах Феодосий (Кашин). Старец – знаменитый ученый монах, свободно говоривший на четырнадцати языках.

Ночами в доме своем он молился перед святыми иконами о спасении Отечества и народа русского. Одна комната в его доме была жилая. В другой – помещалась домашняя церковь, где дедушка Кузюка превращался в строгого старца.

Так же, как прежде, старец Феодосий принимал страждущих, исповедовал, причащал. Проповедовал, назидал, необычными речами приоткрывал завесу будущего, творил чудеса. Он ведь понимал, что теперь ему уж не дадут  построить храм.

 …Старец Феодосий предсказал Великую Отечественную войну, сказав своим духовным чадам:

– Будет война, такая же страшная, как Страшный Суд. Великое множество людей погибнет – такие недорогие они стали для Бога, совсем про Него забыли... Молитесь же Богу и просите у Него смерти с покаянием, ибо ужасы неизбежны...

Есть свидетельство, что накануне войны старец освятил землю и велел своим послушницам разбросать ее под Новороссийском в тех местах, где впоследствии шли наиболее ожесточенные бои.

Во время Великой Отечественной старец Феодосий был одним из самых ревностных молитвенников о победе нашей страны над фашизмом, постоянно молясь о здравии защитников Отечества и о упокоении погибших воинов, тем более что Господь открывал ему имена некоторых из них.

Множество подвигов и чудес, совершенных старцем, скрыто от нас.  Во время войны он являл их особенно часто.

Однажды, подбежав к детскому саду, юродивый закричал:

– Гули-гули, за мной, деточки, бегите за мной!

И побежал в сторону, высоко задирая ноги. Дети со смехом бросились за дедушкой Кузюкой.

Чтобы вернуть их, выбежали и воспитатели.

Когда все они отдалились от здания на изрядное расстояние, раздался ужасный взрыв: это в детский сад попал немецкий снаряд. По милости Божией никто не погиб.

Хорошо помнят в Минводах и о другом чуде старца. В первые годы войны больница находилась рядом с железной дорогой. Из воспоминаний дежурного по станции:

– На рельсах стояли три вагона со снарядами. Идет дедушка Кузюка, одной рукой сжимает крест, другой толкает вагоны.

Железнодорожник подумал:

– Ну, дед чудной: сдвинуть ли ему такую махину?!

И вдруг глазам своим не поверил: вагоны, как игрушечные, сдвинулись с места.Чуть позже на то место, где они раньше стояли, упала бомба, не причинив больнице вреда...

Владимирская икона Божией Матери

Святыня нашей Победы

В 1941-м из Москвы были эвакуированы не только заводы, институты и различные учреждения, но в тыл были вывезены и наиболее ценные сокровища русской культуры. Среди сокровищ Третьяковской галереи в Новосибирск была привезена и великая святыня – Владимирская икона Божией Матери. Разве это был не своеобразный крестный ход со святыней, который вновь помог защитить Москву от врагов?!

Новосибирск как столичный город Сибири, где Владимирская икона находилась «под спудом», должен быть вписан в «историческое шествие» великой святыни по России: Киев – Владимир – Москва – Новосибирск – Москва.

Но и к святыне «под спудом», как некогда наши предки, обращали и обращали молитвы сотни верующих на фронте и в тылу.  Вот уж и сибирские полки подошли. Выстояли мы в битве под Москвой. А потом были Сталинград, Курск… Берлин взяли в 1945-м! И повсюду по вере нашей помогала нам на фронте и в  тылу Владимирская икона Божией Матери и другие святыни нашей Победы.

Да мы-то, дети поколения победителей, историю наших побед знаем, гордимся ими – знали бы и гордились наши внуки и правнуки!

…По возвращении из эвакуации в Москву Владимирская икона вновь была помещена в Третьяковскую галерею, куда иногда даже ради одной этой святыни устремлялись и устремляются многие наши соотечественники и зарубежные гости.

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Во время Второй мировой войны Иван Сергеевич Шмелев, почетный гражданин Парижа, не покинул город.

Иван Шмелев

Однажды почти в самом конце войны фашисты бомбили французскую столицу. Недалеко от дома Ивана Сергеевича упали сразу четыре бомбы, превратив два здания напротив в руины. Обычно Иван Сергеевич вставал рано, но в то утро из-за недомогания залежался в постели. Это и спасло ему жизнь.

Он вспомнил приснившийся ночью сон. Сын Сережа, которого большевики расстреляли в Крыму, обнимал его и говорил:

– Не бойся, папочка, я с тобой побуду…

Проснулся Шмелев от адского грохота: еще одна бомба упала на его дом, разрушила часть квартиры. Стекла в окнах были разбиты вдребезги. Острые осколки изрешетили насквозь спинку рабочего кресла Шмелева. Хлопали пустые рамы, ветер гулял из угла в угол. Вдруг маленький листок бумаги влетел в обезображенную комнату и, слегка покружив над письменным столом, опустился прямо под ноги Ивану Сергеевичу. Он поднял картинку. Это была репродукция «Богоматерь с Иисусом» итальянского художника Балдовинетти. Как залетела она сюда? Видимо, Царице Небесной было угодно сохранить жизнь больному и одинокому русскому писателю-эмигранту. На следующий день на Сергиевском подворье Шмелев попросил отслужить благодарственный молебен.

Молитва

В полночь накануне 22 июня, Дня памяти и скорби по павшим в Великой Отечественной войне, и Илия, и родители, не сговариваясь, зажгли на окнах свечи памяти. Эти свечи в доме Печниковых горели не только в память о тех, кто не вернулся с полей сражений Великой Отечественной, но и в память о жертвах чеченской и иных «локальных» войн, ведь среди них мог быть и сам Илия. И вспомнились бывшему воину-десантнику слова, что выбиты на черном мраморе обелиска защитникам Отечества, погибшим в Чечне:

«Царю Милосердный! Создателю мой!

Молю я о ныне погибших!

В селениях горных Твоих упокой

На брани живот положивших.

Царю Милосердный! Зря благость Твою,

К Тебе я с мольбой обратился!..

Так Ангел печальный о павших в бою

На поле кровавом молился…»

Как знать, не подобные ли слова слышал Илия случайно на перекрестках, у выходов из московского метро, где в столичной толчее улиц вдруг возникали фигуры  инвалидов с гитарами в знакомом до боли камуфляже? Как говорится, слова народные…

А еще Печниковы вспоминали, конечно же, и одного из рядовых  Великой Отечественной  Илию Сергеевича-старшего, деда Илию.

Вот такие Печниковы  возрождали державу нашу из руин, «поднимали целину» в обезлюдевшем русском селе, отдавшем «всё для фронта, всё для Победы». Печников-старший потерял на войне правую руку. Его демобилизовали в 1944-м.

В колхозе «Рассвет» тогда трудились старики, вдовы, подростки. Вроде бы инвалиду можно и дома отсидеться. Но Илия Сергеевич, как его, несмотря на молодость, уважительно по имени-отчеству звали односельчане, пошел работать бригадиром на животноводческую ферму. Да так и работал там потом несколько десятков лет.

Вечная память всем нашим дорогим ветеранам, сменившим «мечи на орала»! Кто раньше, кто позже, они один за другим уходят в вечность…

«Души их во благих водворятся, и память их в род и род…»

Молитва возвышала душу.

И отсюда, с дедова подворья, что сохранилось в одном из уголков Святой Руси, ей, душе, так радостно было устремляться к Господу, находя у него утешение и защиту в наше смутное время, когда со всей трагичностью встал перед каждым из нас вопрос о самом существовании великой русской цивилизации…


Комментарии   

+1 # Александр Губанов 24.06.2018 20:43
Спасибо, Коля, за отличные строки!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору