ОТМА и цесаревич Алексей

17 июля Русская Православная Церковь отмечает печальную годовщину – мученическую смерть последнего Российского императора Николая II и его семьи.  «Прихожанин» решил отозваться на  эту трагическую дату в истории России.

Я не буду говорить о мистике, хотя многие историки и журналисты любят подчеркивать, что история семьи Романовых началась в Ипатьевском мужском монастыре в Костроме и закончилась в Ипатьевском доме в Екатеринбурге – за 1600 км от Костромы. Или рассказывать о знаменитых предсказаниях монаха Авеля. По повелению Павла I, они были записаны и хранились в особой комнате в Гатчинском дворце. В запечатанном конверте с надписью «Вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины». Согласно предсказаниям монаха Авеля, царю Николаю II было предсказано, что «на венец терновый сменит он корону царскую и предан будет народом своим».

В этой небольшой заметке я хочу вспомнить даже не самого Российского императора Николая II или его жену царицу Александру Федоровну, а их детей, чья судьба столь роковым образом сплелась с судьбой их родителей и судьбой России.

*      *      *

Вся семья Романовых

…Думаю, им было очень страшно… Тогда, ночью 17 июля 1918 года, когда доктор Боткин разбудил их, сказав, что всем надо спуститься в мрачный  подвал Ипатьевского дома… Так  было бы страшно любому человеку, который понимал, что на него неотвратимо надвигается смерть…

…Думаю, им было страшно все то время, пока они находились в окружении большевистских тюремщиков… Сначала в Тобольске, потом и в Екатеринбурге…

…Им было страшно, но они не показывали виду. Они держались. Благодаря вере. Благодаря воспитанию. И благодаря тому, что были вместе.

*      *      *

Пьер Жильяр, наставник цесаревича Алексея, записал в своих мемуарах: «Великие княжны были прелестны своей свежестью и здоровьем. Трудно было найти четырех сестер, столь различных по характерам и в то же время столь тесно сплоченных дружбой. <…> Из начальных букв своих имен они составили общее имя: "ОТМА". Под этой общей подписью они иногда делали подарки или посылали письма, написанные одной из них от имени всех четырех»

КНЯЖНА ОЛЬГА

Княжна Ольга

Самая старшая из квартета сестер – княжна Ольга – родилась в Царском Cеле 3 (15) ноября 1895 года, ровно через год после свадьбы Николая II и Гессенской принцессы Алисы. У нее были светло-русые волосы, голубые глаза, чуть вздернутый носик и очаровательная улыбка. «Ольга Николаевна была замечательно умна и способна, и учение было для нее шуткой, почему она иногда ленилась. Характерными чертами у нее были сильная воля и неподкупная честность и прямота, в чем она походила на мать. Эти прекрасные качества были у нее с детства, но ребенком Ольга Николаевна бывала нередко упряма, непослушна и очень вспыльчива; впоследствии она умела себя сдерживать», – вспоминала фрейлина и самая близкая подруга императрицы Анна Вырубова (Танеева).

«Самой старшей из четырех сестер-красавиц была великая княжна Ольга Николаевна. Это было милое создание. Всякий, кто видел ее, тотчас влюблялся. В детстве она была некрасивой, но в пятнадцать лет как-то сразу похорошела. Немного выше среднего роста, свежее лицо, темно-синие глаза, пышные светло-русые волосы, красивые руки и ноги. К жизни Ольга Николаевна относилась серьезно, была наделена умом и покладистым характером. На мой взгляд, это была волевая натура, но у нее была чуткая, хрустальная душа», – это из мемуаров Юлии Ден, подруги императрицы. 

Княжны Татьяна и Ольга Романовы

Княжна Ольга великолепно танцевала (только ей одной из всех дочерей Николая II посчастливилось танцевать на балах), прекрасно ездила верхом и среди сестер была самой одаренной музыкантшей. У нее был абсолютный слух, и она легко могла по памяти воспроизвести любую слышанную ею мелодию.

«Великая княжна Ольга Николаевна представляла собою типичную хорошую русскую девушку с большой душой. На окружающих Она производила впечатление своей ласковостью, Своим чарующим милым обращением со всеми. Она со всеми держала себя ровно, спокойно и поразительно просто и естественно. Она не любила хозяйства, но любила уединение и книги. Она была развитая и очень начитанная; имела способность к искусствам: играла на рояле, пела и в Петрограде училась пению, хорошо рисовала. Она была очень скромной и не любила роскоши», – писал в своей книге полковник Михаил Дитерикс.  

Княжна Ольга беззаветно любила отца и так же, как он, преданно любила Россию. Когда к ней посватался румынский принц  (будущий румынский король Кароль II), Ольга ответила отказом, добавив: «Я не хочу покидать Россию. Я – русская и навсегда останусь таковой».

КНЯЖНА ТАТЬЯНА

Княжна Татьяна

Родилась 29 мая (10 июня) 1897 года в Петергофе. Была любимицей императрицы Александры Федоровны и Николая II. «Она была ближе всех к матери и была любимицей у нее и у отца. Абсолютно лишенная самолюбия, она всегда была готова отказаться от своих планов, если появлялась возможность погулять с отцом, почитать матери, сделать все то, о чем ее просили. Именно Татьяна Николаевна нянчилась с младшими, помогала устраивать дела во дворце, чтобы официальные церемонии согласовывались с личными планами семьи. У нее был практический ум, унаследованный от императрицы-матери и детальный подход ко всему», – писала фрейлина императрицы баронесса София Буксгевден.

«Татьяна Николаевна была очень популярна: все ее любили - и домашние, и учителя, и в лазаретах. <…> Она редко шалила и сдержанностью и манерами напоминала Государыню. Она всегда останавливала сестер, напоминала волю матери, отчего они постоянно называли ее "гувернанткой"» (Из воспоминаний Анны Вырубовой-Танеевой).

В детстве Татьяна любила играть в серсо, кататься на пони и громоздком велосипеде (в паре с княжной Ольгой). Как вспоминали современники, это была девушка со вполне сложившимся характером, очень прямая, чистая и честная, с невероятно развитым чувством долга и тягой к сложившемуся порядку. Внешне высокая, но тонкая, как тростинка, с изящным профилем и каштановыми волосами – недаром многие современники называли Татьяну самой красивой из четырех сестер.

Сестры

Надо сказать, что княжна Татьяна была очень хозяйственная девушка, прекрасно вышивала, гладила белье. Она вообще любила заниматься рукоделием: шила себе и сестрам красивые блузы, великолепно вязала.

Когда началась Первая мировая, княжна Татьяна стала инициатором создания специального комитета по оказанию помощи пострадавшим от военных бедствий. Кроме того, сдав сестринские  экзамены, Татьяна вместе с Ольгой стали работать сестрами милосердия в Царскосельском госпитале.  «"Я удивляюсь и их трудоспособности", говорил мне мой отец про Царскую семью, уже не говоря про Его Величество, который поражает тем количеством докладов, которое он может принять и запомнить, но даже Великая княжна Татьяна; например, она, прежде чем ехать в лазарет, встает в семь часов утра, чтобы взять урок, потом едет на перевязки, потом завтрак, опять уроки, объезд лазаретов, а как наступит вечер... сразу берется за рукоделие или за чтение» (из воспоминаний Т. Мельник-Боткиной).

«Когда Государь с Государыней уехали из Тобольска, никто как-то не замечал старшинства Ольги Николаевны. Что нужно, всегда шли к Татьяне: "Как Татьяна Николаевна скажет"», – вспоминал начальник Церкосельского караула, полковник Евгений Кобылинский. «Если бы семья лишилась Александры Феодоровны, то крышей бы для нее была Татьяна Николаевна», – добавляла его жена Клавдия Битнер.

КНЯЖНА МАРИЯ

Княжна Мария

Третья дочь императора появилась на свет 14 (26) июня 1899 года в Петергофе и была названа в честь бабушки – императрицы Марии Федоровны. В детстве отличалась веселым и легким характером. Светло-русые волосы и громадные темно-синие глаза, которые родные называли «Машкины блюдца». Для своего возраста была девочкой весьма крупной, и в семье ее в шутку называли «наш добрый толстенький Туту». Да и сама Мария считала себя неуклюжим толстым медвежонком и тушевалась в присутствии своих старших изящных сестер. Порой даже родители чуть посмеивались над ее полнотой.

Но прошло немного времени, и княжна Мария из толстого неуклюжего подростка превратилась в сказочную красавицу-царевну. «Ее смело можно назвать русской красавицей. Высокая, полная, с соболиными бровями, с ярким румянцем на открытом русском лице, она особенно мила русскому сердцу. <…> Ее глаза освещают все лицо особенным, лучистым блеском; они… по временам кажутся черными, длинные ресницы бросают тень на яркий румянец ее нежных щек. Она весела и жива, но еще не проснулась для жизни; в ней, верно, таятся необъятные силы настоящей русской женщины», – говорила фрейлина императрицы Софья Офросимова.

Вкусы у княжны Марии были весьма скромные, а сама она была воплощением сердечности и доброты, чем, кстати говоря, ее сестры нередко пользовались. Хотя в паре с Анастасией она была старшей, Мария тем не менее всегда находилась в подчинении у своей младшей сестренки. Под влиянием Анастасии она увлеклась теннисом и играла бесконечно, заводила граммофон и могла танцевать и прыгать до изнеможения. При этом, как замечали многие окружающие, княжна Мария силой пошла в дедушку – императора Александра III. Когда больному цесаревичу Алексею требовалась куда-нибудь попасть, но идти он был не в состоянии, то звал сестру, и княжна Мария легко переносила его на руках.

О княжне Марии все говорили так: она умеет жить сердцем… Она умела по-доброму общаться с самыми простыми людьми из народа. На момент расстрела ей едва исполнилось 17 лет.

КНЯЖНА АНАСТАСИЯ

Княжна Анастасия

Родилась 5 (18) июня 1901 года в Петергофе. Была названа в честь близкой подруги императрицы – черногорской принцессы Анастасии. Фигурой пошла в мать: девочкой была плотной и крепко сложенной, - а лицом в отца: от Николая II она, единственная из сестер, унаследовала слегка вытянутую форму лица, широкий лоб и выступающие скулы.

Анастасия была ребенком веселым и подвижным. Могла часами без устали носиться по дворцу, любила лазить по деревьям – не девочка, а сущий постреленок. Как замечали окружающие, у княжны еще в детстве обнаружился явный комический талант: она находчиво, точно и остроумно пародировала окружающих.

Анастасия была неразлучна с сестрой Марией. Обожала своего брата Алексея и могла часами развлекать его, когда из-за болезни он был вынужден подолгу лежать в постели.

ЦЕСАРЕВИЧ АЛЕКСЕЙ

Последний пятый ребенок в семье Николая II, долгожданный наследник родился 30 июля (12 августа) 1904 года в Петергофе. Был наречен Алексеем – в честь святителя Алексия Московского.

Алексей Романов

Мальчика-наследника ждали, очень ждали в царской семье. Со слов фрейлин императрицы и родственников Николая, когда на свет появились Мария и Анастасия, государь выглядел весьма огорченным, хотя и старался не подавать виду. Он каждый раз надеялся на рождение сына. Но, вероятно, Господь неслучайно так долго взвешивал, дарить ли русскому императору сына – мальчик при рождении унаследовал от матери ген гемофилии. Эта болезнь от английской королевы Виктории через ее дочерей и внучек передавалась потомкам, но только мужского пола.  Каждый ушиб вызывал сильнее внутреннее непрекращающееся кровотечение, которое сопровождалось сильными болями.

По описаниям, Алексей был очень красивым мальчиком,  с  чистым и открытым лицом. «Наследник Цесаревич Алексей Николаевич был мальчик 14 лет, умный, наблюдательный, восприимчивый, ласковый, жизнерадостный. Был с ленцой и не особенно любил книги. Он совмещал в себе черты отца и матери: унаследовал простоту отца, был чужд надменности, заносчивости, но имел свою волю и подчинялся только отцу. Мать хотела, но не могла быть с ним строгой. <…> Он был весьма дисциплинирован, замкнут и очень терпелив. Несомненно, болезнь наложила на него свой отпечаток и выработала в нем эти черты. Он не любил придворного этикета, любил быть с солдатами и учился их языку» (из записок следователя Николая Соколова). Цесаревич вообще любил все, связанное с армией. Любимая еда – «щи да каша да черный хлеб», который ему приносили из солдатской кухни Сводного полка.

Николай II и цесаревич Алексей и императрица

«Наследник Цесаревич имел очень мягкое и доброе сердце. Он был горячо привязан не только к близким ему лицам, но и к окружающим его простым служащим. Никто из них не видел от него заносчивости и резкого обращения. Он особенно скоро и горячо привязался именно к простым людям. Любовь его к дядьке Деревенько была нежной, горячей и трогательной. Одним из самых больших его удовольствий было играть с детьми дядьки и быть среди простых солдат» (рассказывала фрейлина Софья Офросимова).

Когда цесаревич немного подрос, ему объяснили природу его болезни и почему на многие свои просьбы, в отличие от сестер, он получает отказ. Он хотел кататься на велосипеде – сказали: «Нельзя»; хотел играть в теннис – «Нельзя». Мальчик понимал, что с такой болезнью он, возможно, не доживет до совершеннолетия. Однажды его старшая сестра застала его лежащим на земле и смотрящим на облака. «Я думаю», – ответил Алексей на ее вопрос, чем он занимается. «О чем?» – спросила княжна Ольга. «О многом, – ответил цесаревич. – Я наслаждаюсь солнцем и красотой лета, пока могу. Кто знает, возможно, в один из этих дней я больше не смогу этого делать».

Все близкие отмечали религиозность Алексея. Упоминаемая фрейлина Софья Офросимова рассказывала: «Идет праздничная служба... Храм залит сиянием бесчисленных свечей. Цесаревич стоит на Царском возвышении. Он почти дорос до Государя, стоящего рядом с ним. На его бледное, прекрасное лицо льется сияние тихо горящих лампад и придает ему неземное, почти призрачное выражение. Большие, длинные глаза его смотрят не по-детски серьезным, скорбным взглядом... Он неподвижно обращен к алтарю, где совершается торжественная служба... Я смотрю на него, и мне чудится, что я где-то видела этот бледный лик, эти длинные, скорбные глаза».

Цесаревич Алексей несколько недель не дожил до своего четырнадцатилетия….

Николай II и цесаревич Алексей

…О детях последнего российского императора написано много и в то же время огорчительно мало. Много написано о том, как их воспитывали. Императрица делали упор на нескольких моментах. Прежде всего – вопрос веры. «Религиозное воспитание самый богатый дар, который родители могут оставить своему ребенку, – писала в своем дневнике Александра Федоровна. – Бог впервые прихо­дит к детям через любовь матери, потому что материнская любовь как бы воплощает любовь Бога. <…> В христианском доме должна жить любовь. Он должен быть местом молитвы. Именно в молитве мы черпаем благодать, нужную нам, чтобы сде­лать наш дом светлым, добрым, чистым».

Кроме того, княжны должны были постоянно трудиться. Учеба, рукоделие, спорт, чтение, но только не безделье – таков был еще один главный принцип воспитания в царской семье. Дети в царской семьи жили по-спартански. «Спали в больших детских на походных кроватях, почти без подушек и мало покрытые. Холодная ванна по утрам и теплая каждый вечер», – вспоминала Анна Вырубова. Младшие донашивали одежду за старшими сестрами, первую драгоценность дарили девочкам только по достижении 12 лет. «Долг родителей - подготовить де­тей к жизни, к любым испытаниям, которые ниспошлет им Бог, – рассуждала императрица. – Дети должны учить­ся самоотречению. Они не смогут иметь все, что им хо­чется. Они должны учиться отказываться от собственных желаний ради других людей».

Милосердию и помощи нуждающимся учила своих детей Александра Федоровна. Во время войны княжны все свободное время проводили в военных госпиталях: пока старшие сестры Ольга и Татьяна ассистировали на операциях, перевязывали раненых, младшие – сидели с солдатами, читали им книжки и всячески их развлекали.

Впрочем, о методах воспитания царских детей следовало бы рассказать отдельно. Этого того стоит… Чистые, добрые, верующие, любящие своих родителей и свою страну, блестяще образованные – они могли бы так много сделать для России…

*      *      *

Подробности трагедии в Екатеринбурге стали известны благодаря работе следователя Николая Соколова, хотя о некоторых деталях тех страшных событий продолжают спорить историки.   

Что делать с Романовыми? С этим вопросом 4 июля в Москву пребывает уральский военный комиссар Ф.И. Голощекин. Современные историки сходятся на том, что он получил тайное указание расстрелять Николая II и всю его семью. 14 июля Голощекин возвращается в Екатеринбург и созывает совещание. Среди большевистских палачей поначалу не было согласия в том, каким способом убить Романовых. Одни предлагали зарезать их тихо ночью, другие – забросать спальни гранатами. Победила предложение главного организатора казни Я.М. Юровского.

По его указанию все члены расстрельной команды в ночь с 16 на 17 июля собрались возле Ипатьевского дома. В 1 час 30 минут подъехал грузовик, на котором планировалось увезти тела. Юровский разбудил доктора Боткина и приказал отвезти всю семью и находившихся рядом слуг в подвал.

Двадцать три ступени вниз вели в подвал – таков был путь царской семьи на Голгофу. Догадывались ли они, что им предстоит? Неизвестно. Страшно ли им было? Несомненно. Но виду они не показывали. Николай II нес на руках цесаревича Алексея – у того вновь началась его болезнь, и он не мог идти самостоятельно. Принесли два стула. На один опустилась царица Александра Федоровна, на другой посадили цесаревича. Император  и княжны стали рядом. 

…Было 2 часа 30 минут ночи. Юровский коротко объявил о решение Уральского совета народных депутатов покончить с семьей Романовых. «Что?» – переспросил Николай. «А вот что!» – выкрикнул Юровский и выстрелил в царя из маузера. Началась пальба…

Первыми от пуль палачей погибли Николай II, Александра Федоровна и княжна Ольга. Другие дети были еще живы. Дело в том, что княжны зашили в лифы и корсеты все имеющиеся у них с собой драгоценности, и это смягчило удары пуль. Оглушенная выстрелами княжна Татьяна попыталась закрыть своим телом сестренок Машу и Анастасию, но это их не спасло – большевистские изверги подходили к каждому лежащему и стреляли в сердце. Когда кончились патроны, стали добивать истекающих кровью людей штыками…

P.S.  Думаю, что жизнь и судьба России не сможет перемениться к лучшему, пока именем одного из организаторов убийства царской семьи до сих пор названа станция метро, а его прах остается в некрополе кремлевской стены, а другой лежит на Новодевичьем кладбище. И пока тело главного разрушителя России будет лежать в Мавзолее на главной площади России.

Петр Селинов


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить