Несколько слов о Павле и не только

Протоиерей Андрей Ткачев

Павел из Тарса Киликийского, обращенный Самим Воскресшим, похож на многих. Во-первых, он похож на Иеремию. Тот говорит о себе: «И было ко мне слово Господне: "Прежде, нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде, нежели ты вышел из чрева, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя"» (Иер. 1, 4–5). Павел же говорит о себе: «Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатию Своею, благоволил открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам...» (Гал. 1, 5). И там, и здесь видим момент избрания от чрева, в чем, надеюсь, никто не заподозрит ни излишней риторики, ни похвальбы. Иеремию Бог избрал «искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать» (Иер. 1, 10). То же впоследствии делал и апостол Павел. Он искоренял и насаждал, разорял и созидал. Разумеется, разорял скверное, чтобы построить святое, и искоренял вредное, чтобы насадить полезное.

Еще Павел похож на Исаию, ибо был убит за Истину. В этом отношении можно сказать, что все пророки и праведники часто похожи друг на друга. Гонимые из града во град, убиваемые, они пьют некую общую чашу, что при желании проследить нетрудно. А еще похож апостол Павел на пророка Иону. Не только тем, что ходил к язычникам, но и некоторыми деталями своих морских путешествий.

И Иона, и Павел однажды были на корабле, заливаемом волнами. Оба были в свое время самыми главными пассажирами кораблей, хотя никто до времени об этом не знал и не думал. Люди в беде настроены мистично. Они под раскаты грома вспоминают грехи, под удары волн дают обеты, быстрым оком ума осматривают на краю могилы всю прожитую жизнь. Иону тогда расшифровали. Быв спрошен о том, кто он, откуда и какому Богу служит, Иона сказал: «Я еврей, чту Господа Бога небес, сотворившего море и сушу» (Ион. 1, 9). После этого признания стало ясно: буря на море не есть дело природных процессов. Это Бог, Которому служит Иона, гневается. Иона предлагает себя выбросить, но люди не кровожадны, они гребут и усиливаются пристать к берегу. Куда там! Бушующая стихия таки заставляет бросить пророка в воду, после чего море утихает. Иона же проглатывается большой рыбой, что должно знаменовать будущее схождение Христа во Ад и Воскресение. Вот как страшно не только исполняются, но и даются пророчества.

У Павла нечто подобное, хотя и с отличиями. Подобное, ибо происходило дело на море. Отличное, ибо там не могли спастись, пока не бросили пророка в воду, а здесь потому и спаслись, что Павел остался на корабле. Речь о путешествии Павла в Рим. Требуя суда у кесаря и спасаясь от иудеев, апостол плыл на корабле с немалым количеством душ (двести семьдесят шесть человек). Судно попало в страшную бурю и носилось волнами две недели, а люди выбрасывали за борт имущество и боролись за жизнь, уже отчаиваясь. И погибли бы все, вероятно, если бы не святой узник с ними рядом. Уже очень долго не было видно ни солнца, ни звезд, когда апостол обратился к находящимся на судне: «Ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль. Ангел Бога, Которому принадлежу я и Которому служу, явился мне в эту ночь и сказал: "Не бойся, Павел! Тебе должно предстать пред кесаря, и вот Бог даровал тебе всех плывущих с тобою". Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано. Нам должно быть выброшенными на какой-нибудь остров» (Деян. 27, 23–24). Несколько похоже на историю самарян: у тех познание Христа было связано с гибелью свиней и убытком. Спутники Павла тоже получили жизнь не иначе, как ценой потери корабля со снастью.

Итак, там, с Ионой, все спаслись, так как надлежало Ионе быть брошенным в море. А здесь все тоже спаслись, ибо надлежало Павлу живому предстать пред очами Римского кесаря. Море и святой человек как причина спасения многих. Параллели очевидны. Но все это интересно не только с точки зрения сходства и различий Павла с Ионой. Интересно, что, когда корабль мечется скорлупкой по широте стихии, апостол уговаривает людей поесть: «"Прошу вас принять пищу: это послужит к сохранению вашей жизни; ибо ни у кого из вас не пропадет волос с головы". Сказав это и взяв хлеб, он возблагодарил Бога перед всеми и, разломив, начал есть. Тогда все ободрились и также приняли пищу» (Деян. 27, 34–36).

Церковь часто сравнивается с кораблем. И потому, что бьют ее волны житейского моря, и потому, что много чудес явил Христос, когда был среди бурных вод в корабле с апостолами. В конце концов и Царство Божие именуется «тихим пристанищем», а сама жизнь временная – «житейским плаванием». И вот, когда корабль кренится с боку на бок, а света над головой не видно, апостол говорит всем: «Души ваши сохранятся, вкусите хлеба!» И начинает ломать хлеб, что само по себе есть указание на Евхаристию. Корабль трещит, а люди едят. Церковь, иными словами, борется с волнами, а апостол велит ломать хлеб, по сути, – совершать Евхаристию.

Эти слова я когда-то вычитал в проповеди недавно почившего Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Владимира. Слова эти меня поразили правдой и простотой. Я с любовью вспоминаю их сегодня в канун памяти святых Первоверховных апостолов Петра и Павла. Что бы ни было, нужно преломлять хлеб и благословлять Бога, нужно сохранять Евхаристическую жизнь. Оттуда спасение. Вот и сегодня, сравнивая Павла с Иеремией, Ионой и Исаией, сравнивая невольно новопреставленного Блаженнейшего Владимира с Павлом, мы приходим к простоте белого света – к Евхаристии. Приходим к возгласу: «Благодарим Господа!» Да и не ошибемся мы, если скажем, что покойный Блаженнейший похож на Павла и на Иеремию, что история Церкви вовсе не закончена, но продолжает писаться. Слово «Аминь» в конце «Деяний святых апостолов» не поставлено. И, значит, все читаемое нами не просто слова о том, что было когда-то. Это слова о том, что происходит часто, даже постоянно. Происходит, только не всеми осознается как продолжение истории народа Божия и странствия его в Страну Небесного Покоя.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить